Добавить свою статью
14 Мая 2021
О национализации Кумтора: Почему, видя очевидный грабеж страны, мы принимаем решение с оглядкой

Президенту Кыргызской Республики С.Н. Жапарову

Депутатам Жогорку Кенеша Кыргызской Республики

ОБРАЩЕНИЕ

17 мая 2021г. на внеочередном заседании Жогорку Кенеша КР депутатам предстоит принять судьбоносное решение, которое может стать началом возрождения для нашей страны или очередным позором. Возрождением, если во благо страны восстановите право владеть, пользоваться и распоряжаться одним из самых богатых в мире месторождением золота Кумтор, что позволит одолеть унизительную нищету и расплатиться со всеми долгами, или очередным позором, если примете половинчатое решение, вступите в переговоры с теми, кто беспардонно грабили народное богатство тридцать лет, уничтожали ледники, являющиеся достоянием человечества, и теперь оставлют нам экологическую катастрофу.

Работа, проделанная государственной комиссией по проекту Кумтор, заслуживает всяческой хвалы, а приведенные в отчете цифры впечатляют. Но выводы и варианты решения проблем, предлагаемые комиссией, вызывают разочарование. Откуда и почему, видя очевидный грабеж страны, мы принимаем решение с оглядкой и осмеливаемся принять лишь закон о внешнем управлении на три месяца, который в принципе ничего не даст? Почему, когда недра являются исключительной собственностью Кыргызской Республики, мы должны с кем-то судиться, с кем-то договариваться? Почему, мы боимся использовать наше констуционное право обращения в государственную собственность того, что принадлежит народу?

Я позволю вам напомнить резолюцию 1803 (XVII) Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1962 года "Неотъемлемый суверенитет над естественными ресурсами", которая гласит:

«1. Право народов и нации на неотъемлемый суверенитет над их естественными богатствами и ресурсами должно осуществляться в интересах их национального развития и благосостояния населения соответствующих государств».

«4. Национализация, экспроприация или реквизиция должны основываться на соображениях или мотивах общественной пользы, безопасности или национальных интересов, которые признаются более важными, чем чисто личные или частные интересы как граждан, так и иностранцев.

Таким образом, с точки зрения современного международного права право осуществлять национализацию собственности, в том числе собственности иностранных граждан и компаний, является бесспорной прерогативой суверенного государства.

В резолюции рекомендуется всем государствам — членам ООН воздерживаться от действий, прямых или косвенных, имеющих целью препятствовать осуществлению суверенных прав того или иного государства в отношении его естественных богатств.

Поскольку осуществление национализации относится к внутренней компетенции государства, то ни один международный орган не может обсуждать меры по национализации собственности иностранцев. Условия проведения национализации определяются не международным правом, а внутренним правом государства, осуществляющего национализацию.

Это положение нашло свое подтверждение также в решении Международного суда ООН, который признал себя некомпетентным рассматривать жалобу правительства Великобритании (1951 г.) в связи с национализацией Ираном Англо-Иранской нефтяной компании.

Национализация принимается законом. Международные суды не вправе рассматривать иски против закона. Что касается судебных тяжб, то это касается лишь вопроса компенсации, который, в случае его возникновения, должен регулироваться согласно внутреннему праву национализирующего государства и его судами. Как гласит Резолюция 1803 (XVII) Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1962 года "Неотъемлемый суверенитет над естественными ресурсами", при национализации:

«4. …владельцу уплачивается соответствующая компенсация согласно правилам, действующим в государстве, которое принимает эти меры в осуществление своего суверенитета, и в соответствии с международным правом. Во всех случаях, когда вопрос о компенсации вызывает спор, используются все возможности разрешения его в национальных судебных инстанциях государства, принимающего эти меры. Однако, по соглашению заинтересованных суверенных государств и других заинтересованных сторон, спор должен быть урегулирован в арбитражном порядке или международным судебным решением».

Как известно, ни одно лицо в Кыргызстане не отрицало вопрос о необходимости компенсации. Другой вопрос в том, как будет определено это самое «возмещение», поскольку в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН №3171/1973 утверждается право самих государств определять формы и размер компенсации. Любопытным будет пример ст. 3 иракского Закона №59 от 1.06.1972 о национализации «Ирак петролеум компании», где указывалось, что иракское государство выплатит ей компенсацию, из которой будут вычтены долги компании (налоги, местные долги, связанные с операциями) и суммы, причитающиеся иракскому государству. Почему мы, в законе о национализации активов “Кумтор Голд Компании” не можем также прописать вычеты по тем или иным долгам?

Мифы и реальность.

Как только возникал вопрос о национализации проекта «Кумтор», в Кыргызстане, как по команде, подымалась целая волна противников, которые бурно, категорично начинанали отрицать данный вопрос, безапелляционно обвиняя во всех грехах политиков и гражданских активистов, которые выступают за национализацию. Нетрудно представить, что подобное начнется сейчас, и вас станут убеждать в том, что Кыргызстану придется выплатить компенсацию в сумме, равной активам компании, которые исчисляли от 1-3 млрд. долларов США. При этом в порядке доводов приводить рыночную стоимость “Центерры”, ее упущенные выгоды, инвестиции, которые якобы они вложили в проект, и так далее.

Между тем, национализации подлежат активы ЗАО «Кумтор Голд Компани» («КГК»), а не «Центерры». Поэтому, Кыргызстан будет выплачивать компенсацию в рамках имущества ЗАО «КГК», которое является юридическим лицом Кыргызской Республики.

Бухгалтерский баланс показывает, что основные средства ЗАО “КГК” не превышают 600 тыс. долларов США. При этом необходимо принять во внимание следующее. «Центерра» не вправе считать себя владельцем 100% имущества ЗАО «КГК». При реструктуризации проекта «Кумтор» в 2003 году основные средства в активе ЗАО «КГК», где ЗАО «Кыргызалтыну» принадлежала доля в размере 66,67%, должны были быть учтены и обменены на акции в «Центерре». Доля ЗАО «Кыргызалтына» в активе ЗАО «КГК» не была конвертирована в акции «Центерры». Следовательно, доля ЗАО «Кыргызалтын» в активах ЗАО «КГК» сохранена. Тем более, компания «Центерра» не приобретала долю «КГК» путем выкупа.

Таким образом, в основных средствах ЗАО «КГК» две третьих принадлежит ЗАО «Кыргызалтын».

«Центерра» имеет отношение к руднику Кумтор через ЗАО «КГК», поэтому упущенные выгоды будут исчисляться в рамках проекта «Кумтор». В случае предъявления «Центеррой» счета в отношении упущенной выгоды, кыргызская сторона вправе встречно выставить счет по поводу упущенной выгоды Кыргызстана, произошедшей из-за коррупционной реструктуризации проекта «Кумтор» в 2003 г., в том числе, сумму средств, которые по данным государственной комиссиии превышают 4 млрд. долларов США. Поэтому ,еще неизвестно кто кому будет выплачивать.

Что касается инвестиций в проект, то в истории проекта «Кумтор» единственным инвестором, вложившим свои денежные средства, была компания «Камеко» - в размере 45 млн. долларов США на оплату расходов, связанных с разведкой и разработкой месторождения «Кумтор». Из них, согласно параграфа 3.4 (b) Генерального соглашения, 30 млн. долларов США «Камеко» представляла от имени Правительства Кыргызстана.

Все остальные средства в сумме 452,5 млн. долларов США были заемными средствами ЗАО «КГК». Возврат кредитов осуществлялся с учетом долей сторон.

Следовательно, по сути, инвестором проекта «Кумтор» являлась кыргызская сторона в объеме 66,67% от 452,5 млн. долларов США и «Камеко» в объеме 33,33%, а не «Центерра». Инвестиции «Центерры», - это самофинансирование от реализации золота и серебра «Кумтора». Акционеры «Центерры», в том числе ЗАО «Кыргызалтын», не вкладывали в проект из своих средств ни цента.

Если оппоненты будут ссылаться на п. 6.1. статьи VI в пересмотренном инвестиционном соглашении между Правительством Кыргызской Республики, действовавшего от имени Кыргызской Республики, “Центерра Голд Инк.”, ЗАО "КГК" и ЗАО "Кумтор Оперейтинг Компани" (“КОК”) от 2009г., то и тут у нас есть аргументы. Действительно, в п. 6.1. есть статья под термином «Экспроприационное Действие", где было включено понятие «национализация», что совершенно неправомерно.

Национализация не является синонимом экспроприации. Экспроприация – это отчуждение без компенсации. Под термином “национализация” понимается огосударствление, то есть изъятие имущества, находящегося в частной собственности, и передача его в собственность государства путем компенсации. Поэтому, во всех нормативных правовых актах, в том числе и в резолюциях ООН, национализация, экспроприация, конфискация рассматриваются как самостоятельные действия. Кроме того, резолюции ООН, как общепризнанные принципы и нормы международного права, являются составной частью правовой системы Кыргызской Республики. Поэтому, если в указанном соглашении речь идет об экспроприации, то действие должно пониматься как экспроприация, а не как национализация. Ни одно соглашение, даже если оно ратифицировано, не имеет большую силу, если оно противоречит нормам международного права или Конституции. А согласно Конституции мы имеем право проводить национализацию.

Оппоненты нас пугают еще тем, что при национализации мы потеряем Кумтор, проект “Кумтор” остановится и тысячи работников останутся без работы. Надо признаться, что многие кыргызстанцы действительно верят в эти байки, что без канадской компании работа «Кумтора» остановится, а золотодобычу сами граждане Кыргызстана «не потянут». И данная пропаганда имеет свой эффект.

Национализация не есть потеря, остановка проекта, а лишь смена собственника. Если считают, что после национализации канадцы уйдут, что, если КОК откажется от менеджмента, то разработка Кумтора остановится, то неужели можно поверить в то, что в мире нет другого оператора, знающего и практикующегося на добыче золота? Только гонорар за менеджмент в среднем у оператора равен 500 тыс. долларам США, и поэтому оператору “КОК” нет смысла бросать проект. Кроме того, разве можно поверить, что за десятки лет работы в проекте «Кумтор» все рабочие и большая часть инженеров не переняли опыт работы по добыче золота, не усвоили практические уроки менеджмента, не изучили технологию добычи золота?

Уважаемый Садыр Нургожоевич!

Уважаемые депутаты Жогорку Кенеша!

Сегодня подавляющее большинство кыргызстанцев ждут от вас решимости и политической воли в принятии судьбоносного для Кыргызстана решения. Не дайте себя обмануть и втянуть страну в арбитражную разборку. При национализации судебное разбирательство будет проходить только в рамках размера компенсации в Первомайском районном суде г. Бишкек. Не на три месяца, а навсегда проектом “Кумтор” должна руководить кыргызская сторона.

Для этого готов предоставить вам разработанный мною законопроект

«О национализации имущества закрытого акционерного общества «Кумтор Голд Компани» со всеми расчетами.

Торага

Законодательного собрания

ЖК КР 2 созыва Ишенбай Кадырбеков

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

13-05-2021
Крах экологии Кумтора
6611

29-04-2021
Знаковые ли события?
2314

05-04-2021
Границы — яблоко раздора
5790

04-05-2020
Беззащитная Конституция
4281

23-03-2019
Украденное право избирателей
6340

20-02-2019
Все могут короли
7884

01-02-2019
О государственных гарантиях высшим должностным лицам в законопроекте депутата М.Бакирова
7971

14-10-2018
Некорректная правда
3159

04-12-2017
Сможет ли С.Жээнбеков стать отцом нации?
7937

02-11-2017
Господа депутаты, члены правительства
4220

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×