Добавить свою статью
14 Марта 2023
О центрах тюркского притяжения и многообразия

Нынешние тюркские государства являются частью обширного «тюркского мира» и не оставляют надежд и мечтаний когда-нибудь снова объединиться.

Тюркоязычных народов в настоящее время насчитывается около 90, а тюркских государств, признанных миром, всего 6. Есть еще одна частично признанная Турецкая Республика Северный Кипр, что в общем числе составляет 7 государств.

Тюркоязычные автономные государственные образования имеются также в составе других государств: в РФ - 9 (республики Татарстан, Башкортостан, Саха, Тува, Хакасия, Горный Алтай, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария и Чувашия), в КНР - 3 (СУАР, Или-Казахская АО и Кызылсу-Кыргызская АО), в Узбекистане -1 (Кара-Калпакстан), Молдове - 1 (Гагаузия). Таким образом, в мире насчитывается 21 тюркоязычная страна. Рассматривается на уровне изменения конституции Украины вопрос о придании автономного статуса крымским татарам.

Живут тюркоязычные народы компактно на огромной территории от Северного Ледовитого океана до Средиземного моря, что составляет​ примерно 20 млн. кв. км. или немногим меньше территории африканского континента (30,2 млн. кв. км.). Живет в этих странах примерно от 250 до 300 млн. человек. Это огромный ресурс для развития и процветания тюркских народов и культуры, который, к сожалению, недостаточно используется в современном мире даже самими тюркскими государствами. Но это пока, надо сделать скидку на незрелость и относительную молодость новых тюркских государств.

Да, в «тюркском мире» как крупном международном проекте есть свои нюансы и проблемы, препятствующие более активной тюркской интеграции. Но процесс начался и пошел. Был создан Тюркский совет. Главы государств ССТГ регулярно встречаются уже 25 лет и распределили между собой ответственность за направления политического, экономического и культурного сотрудничества. Организация растет, расширяется, в саммитах уже участвует Туркмения и обещает возобновить участие Узбекистан. Правда, сначала в ее деятельности были неполадки, забуксовала его политическая составляющая, которую временно отложили на потом из-за неготовности новых независимых тюркских государств поменять прежнего «старшего брата» на «нового», отказаться от советской идеи «национального государства». Но с тех пор прошло достаточно времени, чтобы все переосмыслить и понять преимущества и выгоды тюркской интеграции.

На смену прошлым поколениям приходят новые элиты, не обремененные идеей «пролетарского интернационализма». В связи с этим есть реальная угроза ослабления наших связей и даже потерять друг друга, если мы не будем сотрудничать и дружить на межгосударственном политическом уровне, если мы из народов-братьев превратимся просто в соседей. Поэтому не надо торопиться с отрицанием политической интеграции и попытаться заменить его культурной. Помнится в начале 20 века с подобной идеей «культурной автономии» носились еврейские социал-демократы из партии Бунд! В единой и неделимой России этот проект не нашел поддержки даже в среде российских либералов (октябристов и кадетов), не говоря уже о политических проектах, как «Алаш», «Тюркская Республика» и т.д. Вариант мягкой культурной интеграции тюркских народов СНГ возможно правильным видится из российской Башкирии или Татарстана, но не из Бишкека, Астаны, Ташкента, Ашгабада, Баку и Стамбула, у которых больше открывшихся возможностей.

Считается, что достопочтенный Кемаль Ататюрк не был пантюркистом (просто не было сил и ресурсов открыто побороться с СССР за «братьев»), но на 10-летии образования Турецкой Республики он призвал своих турков быть готовым к тому моменту, когда освободятся и обретут свободу тюркские народы России и других стран, чтобы подать им руку помощи. И этот момент настал в августе 1991 г. Турки первыми протянули эту руку, как бы агитаторы и пропагандисты «старой советской школы» не старались принизить значение этого события и этой первой помощи.

Турция с населением в 75 млн. человек и ВВП, составляющим сейчас 1,5 трлн долларов США (у РФ – около 2 трлн долларов США) и на правах старожила​ выступила главным интегратором. У нее есть для этого все необходимое, к примеру, население больше 50 млн. человек. Но сейчас в ССТГ в качестве лидеров и доноров организации уже могут выступать Казахстан и Азербайджан.

У суверенных кыргызов, казахов и т.д. теперь есть свои друзья, партнеры, союзники. Но родство, братство у тюрков было и еще долго останется высшей ценностью, которая сохраняет нашу идентичность, не позволяет забыть свои корни, свой язык и культуру, рассыпаться и исчезнуть, как исчезло множество других древних народов, утративших эту ценность.​

​Мы знаем и трезво осознаем наши проблемы и трудности интеграции, к каковым, прежде всего, относятся молодость большинства тюркских государств, неопытность правящих и политических элит, крепость стереотипов и прежних хозяйственных связей.

Во-первых, две тюркские республики из 6-ти — Турция и Азербайджан — отделены от большей части «тюркского мира» территорией нетюркских стран – Армении, Грузии, Ирана и Каспийским морем, что затрудняет создать единое экономическое и политическое пространство. Но, если посмотреть на Каспий как на мост, а не преграду, то невозможное становится возможным.

Во-вторых, тюркский мир обширен, но разобщен географически и имеет разные центры геополитического притяжения. Турция находится в Европе и Малой Азии, член НАТО, крупная региональная держава; Азербайджан находится на Кавказе, член ГУАМ, балансирует между Западом и РФ; другие тюркские государства находятся в регионе Центральная Азия: Туркмения проводит политику нейтралитета; Казахстан и Кыргызстан являются членами ЕАЭС и тяготеют к РФ; Узбекистан стремится сохранить баланс между Западом и РФ.

Кроме того, множество тюркоязычных народов (ногайцы, азербайджанцы, кыргызы, казахи, туркмены, узбеки, татары и др.) проживает в нетюркских государствах (Афганистан, Иран, КНР, РФ, Таджикистан) и не могут самостоятельно участвовать в интеграционных процессах с тюркскими государствами.

А другая часть тюркского мира, имеющие статус автономных государственных образований, не является субъектами международного права, а развитие отношений с ними имеют определенные межгосударственные барьеры и ограничения. Любая активность тюркских республик в этом вопросе вызывает настороженность наших соседей, борющихся с сепаратизмом и экстремизмом (КНР, РФ).

В-третьих, очевидным недостатком внешней политики тюркских стран ЦА-региона является ее зацикленность на четырех больших государствах мира и региона: России, КНР, ЕС и США, что не позволяет, например, Кыргызстану проводить достаточную для нужд и потребностей своей страны многовекторную внешнюю политику. Интеграция нужна не только для воссоздания национальных образцов культуры или экономики, но и для воспроизводства нового поколения людей, которые мыслят, понимают важность интеграции и умеют работать с новыми вызовами и угрозами. Очевидно, что для решения этих задач потребуются нестандартное мышление кадров, новые решения, подходы и действия.

В СНГ, членом которого сейчас являются Кыргызстан, Казахстан и Азербайджан, лидерство принадлежит России. Преимущества этого вектора развития, направления сотрудничества – пока еще единое культурно-цивилизационное пространство, а также приемлемый формат безопасности (ОДКБ, ШОС), инфраструктура интеграции (ЕАЭС). Недостатки – относительно невысокие стандарты развития (сырьевые экономики) и соответствующие политические стандарты (авторитаризм). Постсоветское пространство весьма необходимо России, которая мечтает сейчас вернуть утраченный статус великой державы, а ее проекты отражают стратегические интересы российского государства и бизнеса.

Кыргызстан интересен России с точки зрения запасов питьевой воды, которая является источником жизни. Из всех мировых водных запасов, питьевая вода составляет лишь 3%. В России сейчас сосредоточено до 25% мировых запасов питьевой воды, Амазонка с рукавами составляет 20%. Кыргызстан с ледниками и реками занимает в СНГ 3-е место, после России и Таджикистана. На территории республики насчитывается более 8 тыс. ледников, в которых законсервировано 650 кубических километров пресной воды. По данным ООН на начало 2000-х годов более 1,2 млрд. людей живут в условиях постоянного дефицита пресной воды, около 2 млрд. страдают от него регулярно. К середине ХXI в. численность живущих при постоянной нехватке воды превысит 4 млрд. человек. В такой ситуации эксперты говорят о том, что главное преимущество России на долгосрочную перспективу - водные ресурсы, а производство водоемкой продукции может стать доминирующим направлением развития как российской, так и кыргызской и таджикской экономик.

Россия — это также часть тюркского мира (Татарстан, Башкортостан, Саха, Горный Алтай, Тува, Хакасия, С.Кавказ), что делает ее для Кыргызстана и других тюркских республик СНГ ближе и привлекательнее.

Но претендент на локомотив евразийской интеграции должен быть лидером по примеру Германии в ЕС. Однако нынешняя Россия с ее сырьевой экономикой и привязанностью к ценам на нефть - не Германия! И как долго она сможет сохранить свое лидерство на пространстве СНГ, если процессы интеграции затянутся? В 1992 г. Россия по производству станков была на 2-м месте в мире, сейчас на 42-м. Если такая парадигма развития сохранится, то это будет означать, что такая Россия с сырьевой экономикой не сможет быть экономическим центром притяжения постсоветского пространства, где в настоящее время появились силы, сопоставимые с Россией по степени экономического и политического влияния. Это отчасти объясняет сокращение доли импорта внутри стран СНГ. Самая низкая доля, как ни странно, демонстрирует сама Россия - 12% от общих цифр, следом идет Азербайджан - 21%. Снижение доли импорта также показывают Казахстан и Таджикистан.

Третий президентский срок В.В.Путина ознаменовался новой идеей евразийской интеграции. В основе этой политической конструкции лежит идея создания общего тюрко-славянского мира во главе с Россией. К участию в этом интересном проекте могла быть также приглашена, например, Турция, которая безуспешно пытается объединить тюркский мир, а также другие заинтересованные в евразийской интеграции государства Европы и Азии. В этом уникальность и преимущество этого объединительного проекта. Он может быть открыт для всех, а не только для бывших советских республик.

Более того, как было сказано выше, изменилась и изменяется политическая элита государств СНГ. На смену приходят новые политики, растет культурный разрыв между поколениями, а новая элита в СНГ становится все менее пророссийской.

Россия на постсоветском пространстве находится в двойственном положении. «Политика пряника» в отношении постсоветских стран приводит политические элиты последних к иждивенческим настроениям. А «политика кнута» - к поиску поддержки на стороне: на Западе, в ЕС, КНР, Турции, Иране и т.д.

В 2014 г. Кыргызстан наконец-то сделал выбор в пользу Таможенного союза и ЕАЭС. Но соперничество и нелегкое развитие отношений внутри этих организаций свидетельствует о том, что членство Кыргызстана в этих организациях еще недостаточно стабильно и у руководства страны до сих пор нет ясного виденья будущего. Поэтому идет процесс раскачивания ситуации, ибо страна находится на пересечении интересов и проектов нескольких крупных мировых игроков. Посильную лепту в этот процесс вносят и политические элиты. Увлеченные борьбой за власть, ресурсы и выживание, они так и не смогли предложить своему народу оптимальной повестки дня по выводу страны из кризиса.

Суверенные тюркские республики в настоящее время уже заключили между собой все необходимые правовые соглашения, связанные с развитием сотрудничества, дружбы, братства и основ стратегического партнерства. Тем самым заложены базисные условия для дальнейшего стабильного и эффективного сотрудничества. Безусловно, в наших отношениях есть проблемы, которые надо решать. Но еще больше у нас есть желание сотрудничать между собой, потенциал, ресурсы для развития, которые могут и должны быть задействованы для дальнейшей гармонизации и оптимизации наших отношений. А не только дружить культурами, что​ не очень эффективно. Тем более, что мы находимся в одном географическом регионе – Евразии. Хотелось бы при этом обратить внимание на то, что интеграция тюркских стран Центральной Азии невозможна только в рамках данного региона или «тюркского мира», но и возможна и нужна на более крупных пространствах: в пределах СНГ и дальше на Восток, с большим Китаем, исламским миром и т. д.

З.Курманов, доктор исторических наук, профессор  Дипакадемии.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

20-03-2023
Уроки истории О празднике Нооруз
1413

16-03-2023
Уроки истории. О гениях политики
429

15-03-2023
Уроки истории. О столкновениях цивилизаций
1002

11-03-2023
Как в Казахстане проходит предвыборная гонка: новые партии и открытые дебаты
1352

11-03-2023
УРОКИ ИСТОРИИ О политических династиях
555

09-03-2023
Уроки истории. Об отцах-основателях
1452

09-03-2023
Уроки истории Об отцах-основателях
523

09-03-2023
Уроки истории. Рождение великого лидера!
672

06-03-2023
Уроки истории. О неконституционных режимах
575

06-03-2023
Уроки истории О том, как делаются успешные реформы
475

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×