Добавить свою статью
8 Января 2024
Уроки истории. Один год из творческой жизни Болота Шамшиева. О кыргызских гениях и героях

12 января 2024 года ему исполняется 83 года. Он прожил 79 лет и УШЕЛ так неожиданно, что до сих пор становится​ не по себе. Как прерванная песня…

В этой связи хочу рассказать о том, как жил и работал мэтр, о чем говорил, размышлял и мечтал живой классик кино, ставший еще по велению судьбы писателем и мыслителем.

О внутреннем мире, глубоком интеллекте мэтра можно говорить бесконечно. Быть другом другого гения, как великий Чынгыз Айтматов, который дал бы фору многим лауреатам Нобелевской премии по своей известности, глубине мысли, переводам и тиражам… Все время быть интересным читателям, постоянно подогревать этот интерес к себе было делом для многих неподъемным.

На своем 90-летнем юбилее мой отец Карпек Курманов подарил Болоту Толеновичу свою книгу воспоминаний «Исповедь юриста», которую Шамшиев после ознакомления («проглотил, - по его словам, - за 2 ночи»), очень высоко оценил и сказал мне: «Карпек Шамсединович – человек легендарной судьбы! Напишу киносценарий о нем, его эпохе. Давно искал такого героя. Хотел еще после «Волчьей ямы» снять политический детектив с закрученным сюжетом — пальбой, головокружительными погонями, интригами в высоких кабинетах, и, само собой, разумеется, с любовью, расставаниями, все как бывает в жизни».

Это известие отец встретил с удивлением! «Я — обычный человек, а моя судьба — это судьба обычного человека», - сказал он Шамшиеву. На что мэтр ответил: «Не скромничайте, Карпек Шамсединович, вы прожили удивительно интересную и полную драматизма жизнь, которая передает духовную​ атмосферу и особенности сталинской и послесталинской эпохи».

И сел за работу. Залез по уши в архивы МВД, архив политической документации и ЦГА, обложился специальной милицейской и криминалистической литературой.

Я ему помогал в добыче некоторых книг. Передал ему всю свою литературу по истории милиции профессора Аскара Джакишева. Более того, он встретился с самим профессором и часами его дотошно расспрашивал​ о тех или иных фактах, профессиональных деталях​ у бывшего офицера и комсорга МВД Киргизской ССР.

Через него он вышел на ветеранов милиции Л.Зеличенко и многих других практических работников, у которых продолжал интересоваться разными нюансами и подробностями. В общении с ними он познакомился с другой выдающейся в правоохранительных органах личностью полковником милиции, начальником отдела по борьбе с бандитизмом Абдылдой Исабаевым, «кыргызским Глебом Жегловым», чей образ был создан в легендарном​ советском кинофильме «Место встречи изменить нельзя».

В голове у деятельного Болота Шамшиева бешено вертелись идеи, мысли, различные инициативы,​ сценарии развития событий. Он попросил у меня лучшие книги по истории того времени. Я ему дал, в частности,​ свою монографию о кыргызской​ интеллигенции и их вкладе в возрождение национальной государственности, которая была первой смелой и откровенной книгой в период обретения нашего суверенитета и давно стала библиографической редкостью.

Речь в ней шла о А.Сыдыкове, И.Арабаеве, И.Айдарбекове и их молодых соратниках, отчаянно дравшихся​ с большевистской бюрократией за возрождение кыргызской государственности, которую никто не хотел двигать и продвигать.

«Как я мог пропустить такую книгу, Зайнидин? Как такое могло получиться, что она прошла мимо меня. Я же все читаю», - вопрошал он при наших встречах и посиделках, где мы обсуждали многие вопросы нашего бытия.

«Ты оказывается гений, ты — выдающаяся личность, твоя​ книга перевернула мое сознание, мое отношение к кыргызской истории».

Мне были приятны эти откровения гения. Ведь автор этой книги два раза выдвигался на Государственную премию КР и в член-корреспонденты НАН КР, но все время безуспешно. «Зависть, которая никогда не была раньше присуща нам, погубила и погубит кыргызов», - сказал, как припечатал, Болот Толенович. Он хорошо знал то, о чем говорил. Нам далеко до евреев, которые всегда дружно поддерживают друг друга.

Особенно мэтр был удивлен тем, что идею разгрома кыргызского манапства русским большевикам, которые уже не знали, что делать с ними, подсказали им сами кыргызы, перешедшие на советскую службу.

Имея в виду высылку крупных и влиятельных на всю страну манапов в Сибирь и Украину, а помельче – северных манапов, например, на юг, а южных – на север, чтобы выбить из-под них поддержку​ своего родоплеменного социума. Мне могут возразить, что в ссылку отправляли и декабристов, и других русских​ революционеров, и царских фаворитов, и даже нашего акына-демократа Токтогула… Это так, но в нашем случае речь шла о вождях народа…

Эту идею впоследствии Советы усовершенствовали и в массовом отношении применили к другим восточным народам и в период сталинской депортации народов, ставшими одним из способов массовых политических репрессий.

Вдохновленный работой Б.Шамшиев часто приезжал к отцу и подолгу «допрашивал» его о давно минувших событиях и делах, многие из которых не были предназначены для массового пользования.

Его удивлял не тот факт, что мой отец был первым юристом кыргызом с высшим образованием, закончившим в 1949 г. Юридический институт в Ленинграде, а то, как он трудился и выживал в этой бесчеловечной и людоедской по сути прокурорской системе,​ являвшейся одним из главных маховиков сталинских репрессий.

Как его отторгала эта система, сталинское общество, но на его пути встречалось немало высокопоставленных и простых людей, не растерявших человеческие качества, не позволившие Карпеку исчезнуть и раствориться навсегда в этом жестоком​ мире. Он бросил прокуратуру, скитался долгое время без работы, но благодаря поддержке этих людей не потерял надежду, стал известным адвокатом, юристом-профессором, первооткрывателем нового научного направления в юриспруденции СССР, как наркотизм.

«Много ли таких ученых-кыргызов? - вопрошал Болот Шамшиев. - Открыть новое направление в науке или разработать новую теорию это разве не предел мечтаний любого ученого? А вы говорите, что вы простой ученый. Вы — герой, легендарный человек, которого не хотят замечать убогие серости. Поэтому я пишу кинороман, который хочу в последующем снять на пленку, сделать 12-серийный телефильм на уровне голливудских стандартов».

Речь шла о его «кинофильме на бумаге», как он говорил, «Эсимде» («Я помню»). Вот такая была мечта у Болота Толеновича. Вывести кыргызское кино на уровень голливудских фильмов, т.е. самых лучших фильмов в мире.

Амбициозная мечта, которую теперь нужно осуществить следующему поколению отечественных кинорежиссеров.

С Болотом Шамшиевым, «последним из могикан» золотого века кыргызского кино, эта цель не казалась неосуществимой. А без него​?! В обозримой перспективе!?

Тем более, что среди отечественных кинорежиссерово идет бесконечный раздрай по традиционному​ родоплеменному и региональному принципу, от которого проигрывает весь Кыргызстан. Кто из гениев еще должен умереть, чтобы все это безобразие, ослабляющее наш народ и государство,​ наконец-то, закончилось!

Болот Толенович мечтал организовать ряд международных проектов с участием иностранных менеджеров, ездил на переговоры к соседям, в Москву, США, Европу… Его мечтой было организовать массовый интернациональный конный переход из Чолпон-Аты в Ашгабат, а оттуда дальше в Москву, Париж и Вашингтон, а может быть и до Тихого океана, который бы широко освещался в масс-медиа и соединил бы центрально-азиатские и другие народы мира, объединенные общим происхождением и конно-кочевой цивилизацией, в одно духовное целое. Не об очередной награде он мечтал, спасибо, что посмертно вспомнили, а о реализации своих замыслов, которые не посещают головы простых людей.

Кстати, невероятно, но это реальная история. В снятии грифа секретности с наркотизма в СССР огромную роль сыграли Чингиз Айтматов и Карпек Курманов. Первый опубликовал в газете «Правда» в 1987 г. статью «Опий», где прямо говорилось о существовании в СССР наркомании и наркотизма как опасной​ проблемы, а Карпек Курманов в 1989 г. впервые в СССР опубликовал монографию о наркомании в советской стране как опасной угрозе обществу.

В 1967 г.​ К Ш. Курманов первым в СССР защитил кандидатскую, а в 1991 г. докторскую диссертации по наркотизму. С этого времени наркотизм как уголовное преступление​ оказался под пристальным вниманием советских политиков и юристов, учёных, практиков и законодателей.

В 1952 гг. Айтматов и Курманов​ в одно время поступили и учились в московской очной аспирантуре, но в том же году были отчислены из нее как дети «врагов народа».

Кинотворчество Шамшиева в общей сложности принесло в бюджет советской страны через систему кинопроката более 1 млрд долларов США, что является выдающимся достижением. Он — первый из советских​ кинорежиссеров, который также внёс свой огромный творческий вклад в актуализацию и освещение запрещённой темы​ наркомании, сняв еще в 1972 г. великолепный фильм «Алые маки Иссык-Куля». В этом удел всех гениев и талантов, видеть далеко вперёд и предвидеть будущее…

Зайнидин Курманов

Фото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статье
Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

11-04-2024
Уроки истории. Неизвестный Венжер
707

02-04-2024
Уроки истории. О дисциплине и порядке
715

01-04-2024
Уроки истории. Как назначаются кадры
620

18-03-2024
Уроки истории. О великих, изменивших историю
711

15-03-2024
О возрождении кыргызской государственности и ее внешнеполитических делах
911

09-03-2024
Уроки истории. О гении политики
814

06-03-2024
Уроки истории. Кто виноват и что делать?
831

05-03-2024
Уроки истории. Краткие этюды
911

01-03-2024
Уроки истории. О роли просветительства
660

29-02-2024
Уроки истории. Как стать сильным
726

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×