Добавить свою статью
9 Января 2024
Уроки истории. О пользе трех чтений или как мы принимали закон о государственном языке?

Когда я был экспертом по парламентаризму, то часто выступал на страницах печати и различных конференциях за то, чтобы законопроекты в Жогорку Кенеше принимались в трех чтениях. Ибо законы пишутся для людей, а потому они должны тщательно продумываться законодателями. Чтения, которые должны были проходить через определенное время, давали депутатам возможность для обдумывания законопроекта.

Но в Советском Союзе не было такой практики. Советские законы практически не обсуждались и принимались за раз с туманными формулировками «в целом» или «с учетом высказанных предложений». А как дальше шла доработка закона, что включалось, а что нет, никто не знал.

И как оказалось, в действительности формулировки закона без депутатов додумывали и переделывали в партийном аппарате — ЦК республики или в ЦК КПСС. Так, повелось с первых дней Советской власти. А еще раньше началось в Российской империи, которая тоже не прошла всех этапов развития парламентаризма. За спиной у нее был всего лишь 12-летний опыт существования Государственной думы 1-4 созывов.

Став депутатом ЗС ЖК от либеральной партии «Моя страна», я первым делом попытался внедрить в практику передовой парламентский опыт — процедуры, механизмы и т.д. Но мои инициативы были встречены в штыки «старожилами». Большая часть по незнанию и нежеланию что-то менять, другая из «личных» соображений… Единственное, что мне тогда удалось сделать — это создать депутатские фракции и институционализировать их через регламент и парламентские нормативно-правовые акты. Но эти депутатские объединения в силу слабости партийного представительства в парламенте оказались политически очень аморфными и нестабильными.

Депутаты, пришедшие по мажоритарным округам, были очень капризными и быстро меняли свои позиции в моменты часа «Х». Добиться же трехкратных чтений законопроектов нам удалось лишь в 4-м созыве Жогорку Кенеша, спустя почти 8 лет, когда был принят новый регламент парламента, а все новоизбранные депутаты прошли обязательный трехдневный обучающий тренинг по основам парламентаризма. До этого я никогда не мог подумать, как бывают медленны на подъем люди, попавшие в политику. И как трудно пробить эту консервативно-монолитную стену, не желающую даже очевидных, с точки зрения здравого смысла, прогрессивных перемен. Порознь все коллеги были приятные люди, но вместе превращались, когда дело касалось реформирования Жогорку Кенеша, в т.н. «агрессивно-послушное большинство».

Мой партнер, безумно влюбленный в нашу страну, руководитель кыргызского офиса НДИ-NDI Скотт Кирин, который реализовывал парламентский проект, никак не мог понять совковую процедуру принятия законопроектов, а когда я ему разъяснил ее специфику, все время с досадой повторял: «О, господин Курманов, так нельзя принимать законы». Тем не менее, бодяга с тремя чтениями продолжается до настоящего времени.

В январе 2004 г. администрация президента Акаева внесла в Жогорку Кенеш законопроект о государственном языке. На вопрос — зачем новый закон, если в 1998 г. приняли нынешний, писатель Казат Акматов, как председатель комиссии по госязыку, представлявший данный законопроект в Комитете по образованию и культуре ЗС ЖК, докладывал, что законопроект усовершенствован на 30%, а потому они вносят его в качестве нового закона. Мол, существует такое правило. В принципе ничего нового в нем я, как впрочем, и многие другие коллеги-депутаты, не увидел, но видел огромное желание инициаторов принять его любой ценой. После негатива от аксыйского расстрела администрации президента Акаева очень хотелось отвлечь население от тяжелых дум и мобилизовать общественность вокруг власти, разыграв патриотическую карту. Такое впрочем часто случалось, и не только с нами. Российская империя, например, развязала одну «маленькую победоносную войну» с Японией, которую с треском проиграла, приблизив свою кончину.

И действительно, вчерашние критики режима вдохновенно стали лоббировать и продвигать новый законопроект о государственном языке, пересматривая нормы закона и предлагая самые смелые и радикальные формулировки. В этой связи в парламенте, где раньше каждый день проходили пленарные заседания, шли настоящие битвы между умеренными и радикалами. Шум и ор в зале заседаний стоял несусветный, как в битве под Ватерлоо.

Депутаты с места кричали или зачитывали тексты поправок и тут же требовали ставить их на голосование, что спикер А.Эркебаев и делал. В результате этого законотворческий процесс приобрел неуправляемый хаотический характер, началась неразбериха. Никто ничего не понимал, что принято, а что нет, как стал выглядеть законопроект после того, как депутаты на слух проголосовали за него «в целом» или с «учетом высказанных предложений». Так и разошлись, прозаседав несколько горячих заседаний, но так до конца и не поняв, что же мы в конце концов состряпали?

Ответ заставил себя долго ждать.

Месяца через два-три депутатов и весь политический бомонд страны пригласили в Белый дом на акт торжественного подписания нового закона о государственном языке 4 апреля 2004 г. Была речь самого президента Акаева, другие пафосные выступления политиков и творческой интеллигенции. Затем состоялся фуршет. Меня же интересовал текст закона, как же все-таки его написали? Ведь по идее, это должна была быть какая-то абракадабра. Но оказывается не зря его так долго держали в тайне. Написали его великолепно, но не депутаты, как того требует конституция и регламент ЖК. Скорее всего это была группа юристов, которым было поручено нашу абракадабру превратить в образцовый закон.

На первый взгляд это может показаться чепухой. Но, что может быть с государством, если законы пишут и принимают люди, не имеющие на это право! А по конституции Кыргызстана и вообще по конституционному праву никто не вправе принимать законы, кроме депутатов парламента. Поэтому в мире сложилась и утвердилась практика трехкратного чтения законов, чтобы никто не писал законы за депутатов, а сами депутаты на каждом этапе обсуждения законопроекта видели результаты своего творчества и сами ставили окончательную точку в предложении: «казнить нельзя помиловать».

Тем не менее эта процедура часто нарушается и сейчас, хотя это требование включено в нормативно-правовые акты КР. Научились его обходить, ставя законопроект на голосование сразу в трех чтениях. А сколько это открывает возможностей для злоупотреблений? Не счесть…

Зайнидин Курманов

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

11-04-2024
Уроки истории. Неизвестный Венжер
707

02-04-2024
Уроки истории. О дисциплине и порядке
715

01-04-2024
Уроки истории. Как назначаются кадры
620

18-03-2024
Уроки истории. О великих, изменивших историю
711

15-03-2024
О возрождении кыргызской государственности и ее внешнеполитических делах
911

09-03-2024
Уроки истории. О гении политики
814

06-03-2024
Уроки истории. Кто виноват и что делать?
831

05-03-2024
Уроки истории. Краткие этюды
911

01-03-2024
Уроки истории. О роли просветительства
660

29-02-2024
Уроки истории. Как стать сильным
726

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×