Добавить свою статью
7 Марта 2024
Время сокола. О Жумабеке Ибраимове

В этом году исполнилось бы 80 лет государственному деятелю,
экс-премьер-министру Ибраимову Жумабеку Ибраимовичу.

Статья-воспоминание о нем.

Мне довелось всего несколько раз встречаться с Жумабеком Ибраимовым. Да и то не с глазу на глаз, а на бурных заседаниях политсовета СДПК середины девяностых. Он был одним из основателей этой партии. И какие бы потом высокие должности ни занимал, оставался верен ей, несмотря на ее явную оппозиционность.

Сам Жумабек был высок, худощав, с резкими чертами лица и прямым взглядом, в котором легко прочитывалось его отношение и к предмету разговора, и к тому, с кем он беседовал или спорил. Что ему всегда претило, так это общие слова, бездоказательность суждений, попытки скрыть за выспренностью речи внутреннюю несостоятельность.

Когда в конце девяностых, после его смерти, я собирал материалы для книги о нем, мне помогли его друзья, сослуживцы, знакомые, многие известные в республике люди. Каким он виделся им? Служителем добра, человеком дела, незаурядной личностью, крупным политиком, способным не только заставить людей поверить в него, но и – что еще важнее – умеющим пробуждать в них веру в самих себя.

Лучше всего каждого из нас характеризуют поступки. Я приведу лишь малую толику из того, что мне известно и что, думается, показывает моего героя с разных сторон.

Время, в которое Жумабек Ибраимов работал мэром Бишкека, было тревожным. Госпредприятия – а они составляли основу экономики столицы – оказались в неустойчивом состоянии, когда одна нога делает шаг к новому, а вторая приросла к старому. Вот это шаткое положение еду привычным госрегулированием и требованиями подступающего рынка выбивало производство, само течение жизни из налаженного ритма. Особую остроту приобретали проблемы, связанные с выпуском продукции массового спроса. 

Многие бишкекчане помнят, как в 93-м начались перебои с хлебом. По хлебу судят о стабильности в государстве. И вот он стал исчезать с прилавков магазинов уже в первые утренние часы. Тихо и опасно, словно сель в пору дождей, в столице назревала паника. Обеспокоенные горожане, с которыми охотно встречался мэр, упрекали его: десятки лет горя не знали с хлебом, а тут пришли демократы, кругом полный раскардаш да еще кризис с хлебом. Довели, понимаешь, Бишкек до ручки. Не можете справиться, верните коммунистам бразды правления.

Что ж, думал Жумабек, люди затем и выбирают власть, чтобы в случае чего брать ее за грудки. Продолжится нехватка хлеба – жди массовых бунтов с жуткими последствиями. Народ без чего угодно продержится, но не без хлеба.

Директора хлебокомбинатов, куда приезжал Жумабек, только разводили руками, какая-то обреченность витала над производством. Оборудование износилось, сырье подорожало. Увеличивать поставку столь важной продукции в магазины комбинаты, принадлежащие государству, не в состоянии, они еле вытягивают существующие объемы, зачастую работают себе в ущерб, выпуская хлеб чуть ли не дешевле муки. Цены на него искусственно занижены. Чтобы поднять их, нужно решение правительства. Мэрия здесь не указ.

В ту пору социально-экономическим блоком вопросов в правительстве занимался академик вице-премьер Турар Койчуев. Он видел, с какой дотошностью мэр вникает в находящееся на грани развала городское хозяйство, как старается делать все, чтобы оно не давало сбоев. Вот и сейчас Жумабек был сильно озабочен. Отказавшись от предложенного кресла, быстрым шагом ходил по кабинету, словно пытаясь погасить охватившее его возмущение. Почему в правительстве не принимают мер по наведению порядка с производством хлеба? Цены на него заморожены, госкомбинаты работают себе в убыток, при таком положении социальный взрыв неминуем. Пусть хлеб подорожает в разумных пределах, но главное, чтобы он был.

Койчуев пытался его успокоить. Не все так просто. Если молодое государство, которому от роду три года, начнет с таких архинепопулярных шагов, как повышение цен на хлеб, ему самому грош цена. Кто в него поверит? Каков будет его авторитет?

Правительству не о престиже своем надо печься, парировал Жумабек, а о том, чтобы хлебокомбинаты как можно больше выпекали хлеба. Тогда у чиновников и авторитет появится. И вообще… Может, пользуясь этим критическим моментом, начать перевод отрасли на рыночную основу? Дать свободу частнику? Пусть те, кто умеет печь хлеб, лепешки, получат право на их реализацию.

Академик, сам рыночник до мозга костей, не только поддержал Жумабека, но и направил его предложение в практическое русло. Именно тогда было принято нестандартное решение: создавать в густонаселенных районах столицы лепешечные цеха и мини-пекарни, привлекая к этому частный капитал. Вскоре хлеба в городе стало вдоволь и волна недовольств, взметнувшаяся чуть ли не до небес, сразу пошла на убыль.

Так получилось, что в ту пору сам Ибраимов, работавший ранее то в Балыкчи, то в Москве, оказался без жилья. Временно они с женой Шайыр Искеновной обосновались в однокомнатной квартире в микрорайоне. И вот мэр обратился к Президенту: прошу, дескать, по возможности выделить… Спустя несколько месяцев такая возможность появилась. Ему была выделена трехкомнатная квартира на втором этаже нового дома.

Как они радовались с Шайыр! Наконец-то поживут в достойных условиях. Началась подготовка к переезду, но тут произошел случай, который не то чтобы все изменил, но впоследствии весьма осложнил их жизнь. На прием к мэру пришла пожилая энергичная женщина.

- Простите, мне крайне неудобно, - заговорила она, - вы государственный человек, а я отнимаю у вас драгоценное время. Но я долго думала, иного выхода нет. Дело в том, что мы с мужем получили квартиру в новом доме. Все прекрасно. Только вот беда – пятый этаж, последний. Для нас высоко. Я, конечно, понимаю, у всех уже ордера на руках. Обошла соседей, чьи квартиры пониже. Отказываются меняться. Теперь вся надежда на вас, Жумабек Ибраимович.

Мэр с сожалением покачал головой. Вряд ли он чем-то может помочь. На этой стадии вопрос действительно решается только с соседями. Вот если кого-нибудь удастся убедить…

- За этим я и пришла. Вы как раз и есть наш сосед, - выпалила женщина и смущенно добавила, - не сердитесь, пожалуйста. С ногами я и мой муж мучаемся. И давление. Вы же молодые. Жена у вас прямо красавица. Я и по телевидению смотрю, и от людей наслышана, какой вы чуткий, внимательный человек.

Ибраимов поморщился. Не любил он лестных слов в свой адрес. Но просьбу пожилой четы пообещал уважить. Женщина чуть не расплакалась от переполнивших ее чувств. Вскоре ордера были переоформлены. Узнав об этом, Шайыр только улыбнулась. Жумабек всегда такой. Отдать что-то своему ближнему, пожертвовать чем-то своим для него так же просто и естественно, как дышать, двигаться, смеяться.

Когда на него навалиться болезнь и на пятый этаж ему придется подниматься с чьей-либо помощью, он ни разу не пожалеет о том обмене, который совершил в обычный день приема посетителей. Характерный штрих: никто из его ближайшего окружения не знал об этом эпизоде. Жумабек вообще не распространялся о таких вещах. Сделанное от чистого сердца должно оставаться в сердце, а не на устах, считал он.

Став премьером, беспокоясь о подъеме реального сектора экономики, о стабилизации финансовой сферы, Ибраимов повел решительное наступление на коррупцию. По сути, тогда, двадцать пять с лишним лет тому назад, он был первым руководителем такого ранга, который не только заявил об этом, но и сам делал все, чтобы выбить почву из-под ног воров и расхитителей государственных средств.

Берет он, к примеру, водочное производство. Во всем мире алкогольная продукция является прибыльнейшей статьей бюджета. А республиканское объединение «Кыргызалко» давало за год смехотворную сумму – 450 тысяч сомов. Может население бросило пить? Ничего подобного! Просто была допущена нелегальная конкуренция: подпольные водочные производители, работающие на контрабандном спирте из Китая.

Пока они процветали, ликеро-водочный завод был специально доведен до банкротства. Директорская должность на нем покупалась и продавалась.

Ибраимов окончательно убедился в этом, когда к нему пожаловал некий господин эдакого серого цвета и предложил «отстегивать» солидный процент за назначение туда нужного человека. Но премьер так на него посмотрел, так заиграли желваки на острых скулах, что серый господин съежился, уменьшился в размерах и незаметно, как мышь, выскользнул из кабинета. А Жумабек еще с минуту гадливо смотрел на то место, где он сидел. Потом пригласил секретаршу и попросил хорошенько вытереть стул.

Естественно на завод был направлен специалист с безупречной репутацией, а следственные органы получили соответствующую ориентировку.

Государственный таможенный комитет и «Кыргызтелеком», авиакомпания «Кыргызстан аба жолдору» и «Энергохолдинг», многие другие компании и предприятия прошли через «очистительную грозу» проверок и преобразований, которые проводились под жестким контролем премьера.

Как-то на пресс-конференции журналисты прямо спросили его: «Вам предлагают взятки, а вы перекрываете кислород мафиози всех мастей. Не опасаетесь за свою жизнь?»

Ибраимов, в общем-то не склонный к патетике, ответил:

- Если я буду бояться, они совсем обнаглеют. Для меня интересы государства выше личных, даже выше жизни.

Помолчав, он улыбнулся и добавил:

- Откровенно говоря, у меня нет времени думать о самосохранении.

Однажды, рассказывал мне в свое время Абсамат Масалиев, он застал Жумабека в очень возбужденном состоянии. Крупными шагами тот ходил по кабинету, негодующе восклицая: «Подлец, негодяй! И как только таких земля держит?!». Абсамат Масалиевич поинтересовался, в чем дело. Оказывается, один из тех, кто приезжал на переаттестацию руководителей областного масштаба, предложил премьеру взятку.

- Целых пятьдесят тысяч долларов предложил! – продолжал возмущаться Ибраимов. – Мы в государстве каждую копейку считаем, а он такие деньжищи за свое кресло готов отдать. Как же, будет ему переаттестация!..

Шайыр Искеновна с грустью вспоминает последний давний вечер, проведенный с Жумабеком на джайлоо. Тяжелая болезнь уже брала его за горло. Они сидели у костра, любовались звездным небом, и он говорил: «Бог не дал человеку ни вечности, как звездам, ни способности дарить всему сущему тепло и свет, как солнцу. Но зато Он дал нам возможность любить и быть счастливыми. И если мы не только сами используем эту возможность, но и помогаем в этом другим, то даже наше краткое как миг появление на земле не проходит бесследно».

Разве можно с этим не согласиться?

Александр ИВАНОВ 

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить
Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×