Добавить свою статью
29 Октября 2020
Два союзника Кыргызстана – его вода и подземные кладовые

ДВА СОЮЗНИКА КЫРГЫЗСТАНА – ЕГО ВОДА И ПОДЗЕМНЫЕ КЛАДОВЫЕ

Нарынбек Сатыбалдиев,

горный инженер, кандидат технических наук

Перефразируя известное выражение о том, что у России есть только два союзника – ее армия и флот, можно сказать, что у Кыргызстана – это его природные ресурсы – вода и подземные кладовые!

Политика государства в недропользовании:

раскрытие экономического потенциала минеральных ресурсов

Кыргызстан богат минерально-сырьевыми ресурсами. В республике из всего многообразия месторождений и видов полезных ископаемых (нефти, газа, подземной минеральной воды, черных, цветных, благородных и редких металлов, бурого и каменного угля, строительных и отделочных материалов) выявлены в том числе залежи рудного кварца (здесь и далее представлены разведанные запасы и предварительно оцененные ресурсы – 1,5 млрд т), магнийсодержащей руды (1 млрд т), боксита (120 млн т), нефелинового сиенита (4 млрд т), флюорита (1,5 млн т), барита (722,8 тыс. т), марганца (20,7 млн т), титана (265,7 млн т), хрома (390 тыс. т), молибдена (96,1 тыс. т), лития (25 тыс. т), гафния, стронция (144,5 тыс. т), тантала (86,8 тыс. т), циркония (1,3 млн т), золота (2,2 тыс. т), серебра (28,2 тыс. т), бериллия (317,7 тыс. т), каолина (10 млн т), которые согласно правительственным документам США, Европейского Союза и России, относятся к стратегическим и дефицитным (критическим) видам минерального сырья для этих стран. Как отмечено в документах, указанные виды полезных ресурсов составляют основу отраслей национальной экономики, обеспечивающих экономическую и оборонную безопасность государства, являясь необходимой основой для производства как высокотехнологичной продукции военно-гражданского назначения (компьютеры, автомобили, самолеты), так и потребительских товаров повседневного спроса, таких как мобильные телефоны, литиевые ионные батарейки, волоконно-оптический кабель, синтетическое горючее и другое.

За исключением золота и угля, рассмотренные выше минеральные ресурсы, обладающие валовой геологической ценностью сырьевого потенциала в залежи на величину многократно превышающие ВВП Кыргызстана (ВВП за 2019 год около 600 млрд сомов), в настоящее время «лежат мертвым грузом» и не участвуют в создании социально-материальной ценности для кыргызского общества.

Автором ранее в статье (https://www.akchabar.kg/ru/article/gornorudnaya-otrasl/postpandemicheskij-kyrgyzstan-o-politike-gosudarstva-v-sfere/), отмечено, что одной из точек роста в программе развития Кыргызстана необходимо рассмотреть горнодобывающий и металлургический промышленный сектор, так как производство минерально-сырьевой продукции имеет тенденцию к прямому воздействию на те области экономики, которые являются:

- поставщиками продукции, материалов и оборудования – сельскохозяйственная, транспортная и энергетическая отрасли, швейная и химическая промышленности, машиностроение, высокотехнологичные и другие отрасли;

- потребителями минеральных ресурсов для их дальнейшей переработки и получения конечного продукта со стороны промышленности.

Другими словами, влияние минерально-сырьевого сектора на национальную экономику имеет межотраслевой мультиплицирующий эффект. По разным оценкам экспертов одно рабочее место в горно-металлургической сфере создает до 8-10 новых рабочих мест в смежных отраслях, каждая произведенная товарная продукция стоимостью одна условная денежная единицы (сом, доллар, рубль) в отраслях промышленного производства с учетом межотраслевого влияния увеличивает валовый внутренний продукт (ВВП) на 6,91 условной денежной единицы.

Как известно, в настоящее время общепризнанным критерием оценки экономической эффективности освоения месторождений является чистый дисконтированный доход (NPV) – разность между суммарной текущей стоимостью потоков денежных средств, дисконтированных в соответствии с выбранной ставкой процента, и величиной первоначальных инвестиций. При этом необходимым условием эффективности освоения месторождения является положительное значение этого показателя.

Вместе с тем, при экономической оценке и оптимизации стратегии разработки залежей минерального сырья необходимо учесть влияние их освоения на:

- экономическое развитие страны или региона,

- снижение безработицы,

- развитие транспортной, энергетической и социальной инфраструктуры,

- увеличение налоговых поступлений,

- решение экологических аспектов.

Поэтому, в качестве оценки минеральных ресурсов предлагается суммарная валовая дисконтированная добавленная стоимость (ВДС) – то есть, оценка на основе сравнительного многокритериального анализа (объединение природно-геологических, экономических, экологических и социальных факторов) – обеспечивающая прирост на соответствующую величину валового регионального продукта (ВРП) рассматриваемого региона.

Почему это важно?

NPV дают ответ на вопрос об эффективности освоения объекта недропользования только с позиции эффективности использования затрачиваемых инвестиционных ресурсов – подход инвестора.

Однако, для КР далеко не безразлична, во что оценивается национальный минерально-сырьевой ее потенциал, способный обеспечить рост благосостояния государства и общества в целом – государственный подход.

При оценке потенциала эффективности освоения минерально-сырьевых ресурсов государства или региона М. А. Ягольницер предлагает методику использования двух взаимодополняемых подходов экономической оценки недр.

На первом этапе оценки минерально-сырьевого потенциала применяется подход, основанный на сравнительной многокритериальной оценке. На базе многокритериальной оценки можно рассчитать сравнительную экономическую эффективность как отдельных месторождений полезных ископаемых, так и регионов с их пространственной локализации.

Затем применяется доходный подход, при котором критерием оценки выступает NPV, отражающий эффективность вложения инвестиционных ресурсов в освоение залежи. После получения экономических оценок отдельных месторождений следует рассчитать ВДС эффективную для освоения минерально-сырьевой базы региона и определить прирост ВРП от эксплуатации объектов недропользования.

Методологически ВРП определяется как сумма вновь созданных стоимостей, произведенных в отдельном регионе. В рыночных ценах он равен сумме добавленных стоимостей видов деятельности, созданных за отчетный период резидентными экономическими единицами, и рассчитанных как разница между выпуском и промежуточным потреблением, плюс чистые налоги на продукты.

Выделение территориально сближенных минеральных залежей также является предпосылкой для развития эффективных форм организации добычи и переработки, основанной на совместной разработке «сближенных» месторождений полезных ископаемых, а также на установлении более тесных кооперационных связях отдельных производителей, позволяющих реализовывать проекты с созданием кустовых структур переработки руды, общих хранилищ хвостовых отходов производства и сервисных центров по обслуживанию техники, минимизации экологических последствий.

Видится, что приведенный расчетный алгоритм является эффективным инструментом в решении многолетнего спора о необходимости и эффективности строительства кустовой золотоизвлекательной фабрики (ЗИФ) на территории Кыргызстана и запрета на вывоз золотосодержащей руды и концентрата за пределы страны, с учетом тесного и взаимовыгодного сотрудничества государства и золотодобытчиков.

В современной горно-экономической науке есть понятие доступность минерально-сырьевых ресурсов – свойство системы «общество – минеральные ресурсы», характеризующее возможность их эффективного и безопасного использования в зависимости от состояния ресурсов, технического и инфраструктурного уровня развития общества.

Разве одинаково ценны для государства и общества запасы полезных ископаемых эксплуатирующихся месторождений (золото - Кумтор, Талдыбулак-Левобережный, Бозумчак, уголь – Кара-Кече и т.д.) и запасы (ресурсы) оцененных или разведанных залежей (железо - Жетим-Тоо, алюминий – Сандык, Зардалы, кварц – Баладжан и т.д.)? От первых минеральных залежей государство и общество получают пользу (рабочие места, налоги), а от вторых месторождений, несмотря, что все они имеют высокую потенциальную ценность для освоения, польза отсутствует. Понятно, что без строительства железной дороги, реконструкции и строительства внутренних автомобильных дорог, решения проблемы расширения энергетических мощностей и так далее, потенциал недр реализовать ни в ближайшее время, ни в перспективе не удастся. Очевидно, что даже при желании и возможности ни один крупный бизнес серьезно не решится инвестировать и начать разработку любого крупного месторождения республики по причине отсутствия инфраструктуры. Поэтому для содействия дальнейшему развитию горнопромышленного комплекса республики необходимо взаимодействия государства и частного капитала.

Сегодня для республики наиболее актуально строительство железных дорог по маршрутам Китай – Кыргызстан – Узбекистан и Балыкчи – Кара-Кече, в увязке с которой планируется строительство ТЭС на базе Кара-Кечинского месторождения бурого угля. Исходя из этих соображений, можно сделать вывод, что при оценке эффективности строительства железных, автомобильных дорог и крупных гидроэнергетических сооружений следует учитывать необходимость вовлечения в промышленное освоение и месторождений полезных ископаемых.

Раскрытие гидроэнергетического потенциала КР:

совместная программы развития энергетической и

горно-металлургической промышленности

Гидроэнергетический потенциал кыргызских рек огромен: возможности, сосредоточенные на 23 реках, оцениваются мощностью в более 15 млн киловатт, по выработке в более чем 140 млрд киловатт-часов в год (в настоящее время используется лишь 10% от всего гидроэнергетического потенциала). Уникальные проекты, такие как строительство Камбар-Атинских ГЭС-1, 2 (мощность – 2260 МВт), Суусамыр-Кокомеренского каскада ГЭС (1300 МВт), Сары-Джаз-Кумарыкского каскада ГЭС (480 МВт), Верхне-Нарынского каскада ГЭС (238 МВт), Казарманского каскада ГЭС (1160 МВт), Куланакского каскада ГЭС (439 МВт), Ат-Башинского каскада ГЭС (237 МВт), Ала-Букинского каскада ГЭС (414 МВт).

Энергия рек в качестве энергоресурса имеет принципиальные преимущества по сравнению с другими видами топлива. Ее не нужно добывать, как-то обрабатывать, транспортировать, использование гидроэнергии не дает отрицательного влияния на экологию в виде выбросов вредных веществ.

Плотины гидростанции позволяют регулировать речной сток, простые в эксплуатации (по сравнению с ТЭС и АЭС), дешевые. Вода водохранилищ может использоваться в сельском хозяйстве для полива, развития рыбохозяйства. Одним словом, достоинства ГЭС являются достаточно серьезными для принятия решения о их строительстве.

Вместе с тем со времени обретения независимости мы не являемся свидетелями строительства крупных ГЭС на территории республики. Не рассматривая геополитическую сторону – отношения с соседями по данному вопросу, отметим, что причинами незаинтересованности инвесторов в строительство крупных ГЭС являются и чисто экономические – отсутствие линии электропередачи в регионы, испытывающие дефицит электроэнергии, а также низкие тарифы на электроэнергию внутри страны.

Традиционно считается перспективной поставка нашей электроэнергии в Афганистан, Пакистан, Индию, западную часть Китая (все регионы с жарким климатом). Наряду с этим солнечная энергетика становится сильным конкурентом, ограничивающим возможности КР в поставке электроэнергии в указанные регионы.

Так, в 2016 году управление по электро- и водоснабжению Дубая огласило тендерные предложения на строительство третьей очереди солнечной электростанции Мохаммеда бин Рашид аль-Мактума на 800 МВт. Минимальная предложенная цена на поставку электроэнергии составила 2,99 цента, или около 2 сомов за киловатт-час.

Автором ранее в статье (https://www.akchabar.kg/ru/article/opinion/hydroenergy/) отмечено, что в этой ситуации для раскрытия потенциала инвестиционной привлекательности строительства крупных ГЭС государству необходимо создавать условия и развивать собственные энергоемкие промышленные производства, в первую очередь добывающую и металлургические производства.

Возможность доступа к электроэнергии для производства продуктов горно-металлургической отрасли является чуть ли не единственным конкурентным преимуществом государства.

КР обладает огромными возможностями для развития этого направления. Например, существующая оценка возможности строительства Суусамыр-Кокомеренского каскада ГЭС дает следующие технико-экономические показатели потенциальных станций:

- мощность – 1300 МВт;

- годовая выработка электроэнергии – не менее 3,5 млрд киловатт-часов;

- инвестиции для строительства – $2,6 млрд (принят по аналогии, из расчета $2 тыс. за 1 тыс. киловатт-часов).

Для принятых значений экономико-математическим моделированием рассчитана себестоимость выработки электроэнергии, которая составила 1,6 цента за киловатт-час, или 1,08 сома.

В радиусе 50-80 километров от места возможного строительства Суусамыр-Кокомеренского каскада ГЭС имеется ряд крупных проявлений магнийсодержащих руд.

Для получения тонны готового металлического магния электрометаллургическим (электротермическим) способом требуется в среднем 27,5 киловатт-часов электроэнергии. При наличии 3,5 млрд киловатт-часов в год электроэнергии, вырабатываемой Суусамыр-Кокомеренским каскадом ГЭС, теоретически можно получить 125 тыс. тонн магния.

Технико-экономическим моделированием также рассчитаны оценочные капитальные вложения для строительства завода по производству магния, эксплуатационные затраты на готовую продукцию. Также в расчетах принята цена реализации магния $2500 за тонну (среднемировая цена за I полугодие 2017 года).

При этом за 10-летний период работы предприятия по выпуску металлического магния в объеме 125 тыс. тонн в год выплаты в государственный бюджет составят при отпускаемой цене электроэнергии, используемой в производстве:

- 1,6 цента (по себестоимости) – $377,4 млн;

- 2 цента (маржа 25%) – $355,9 млн;

- 2,4 цента (маржа 50%) – $334,4 млн.

Прибыль предприятия:

- 1,6 цента (по себестоимости) – $1,2 млрд;

- 2 цента (маржа 25%) – $976,5 млн;

- 2,4 цента (маржа 50%) – $783,3 млн.

Как видно из представленных цифр, стоимость электроэнергии имеет сильное влияние на экономические результаты магниевого производства – недополученная прибыль при крайних значениях цен на электроэнергию составила $386,3 млн. Чем ниже цена на энергоресурсы, тем выше экономические показатели производства металла.

Технология производства магния электротермическим способом по сравнению с традиционными имеет ряд экологических преимуществ: исключен выброс хлора и его соединений, а также образование производственных стоков, что является сильным фактором в плане минимизации вреда для окружающей среды.

Проведены сравнительный анализ выгоды государства по двум вариантам:

- строительства ГЭС с последующей продажей электроэнергии потребителю;

- строительство ГЭС с последующим использованием электроэнергии в выпуске металлического магния.

Результаты впечатляют:

- государство при простой продаже электроэнергии с маржей 35% за 10 лет получает в виде налогов $91,8 млн, с маржей 67% - $128,2 млн, при этом прибыль соответственно составит $77,7 млн и $231,7 млн;

- выпуск товарного магния, при цене на мировых рынках $2000 за тонну – за 10 лет период налоги составят $302 млн, при цене $2500 – $402 млн, при цене $3000 – $508 млн. Прибыль соответственно составит от $855 млн до более $2 млрд.

Рентный механизм налогообложения в КР:

соблюдение интересов государства и недропользователя

С принятием Декларации о государственной независимости Кыргызстана от 31 августа 1991 года № 578-XII республика перешла с планового централизованного ведения народного хозяйства к свободной рыночной экономической системе.

В период Советского Союза господствовал подход бесплатности природных ресурсов, основой которой служила трудовая теория стоимости К. Маркса. Согласно этой теории, стоимость всегда создается трудом – какой-либо вклад природных ресурсов в создании стоимости отрицался.

К сожалению, установка иллюзии бесплатности и неисчерпаемости по отношению к природным ресурсам сохраняется и в настоящее время - у КР отсутствует национальный механизм определения стоимости месторождений полезных ископаемых, их финансово-экономический потенциал, что приводит к появлению негативных и противоречивых мнений у общества на взаимоотношения государства и недропользователя. Например, насколько обоснован разовый платеж в размере $100 млн, перечисленный победителем конкурса в бюджет в 2015 году за право пользования золоторудного месторождения Джеруй с целью разработки? При этом в обществе высказывается субъективное мнение, что если на месторождении общие запасы золота составляют 97 тонн на сумму $5 млрд, инвестор обязан был заплатить от $300 млн до $1 млрд.

Проблема сложная, так как имеет отрицательные последствия как для инвестора – возможного шантажа со стороны «ура патриотов» и некоторых оппозиционных политических сил, с угрозами о национализации или остановки производства, так и для официальной власти – отсутствием закрепленного в НПА оценочного критерия и порядка, регулирующих размер платежа за право пользование недрами, вынуждая дискуссировать о «предательстве» экономических и национальных интересов государства.

Поскольку лучшие природно-геологические условия (неглубокое залегание от поверхности, высокое содержание металла в руде, легкообогатимые типы руд, высокие цены на готовую продукцию) разработки месторождений минерального сырья не могут быть исключительной привилегией конкретного недропользователя, горная рента (сверхприбыль) подлежат частичному изъятию в пользу государства. С другой стороны, снижение налогов для предприятий минерально-сырьевого комплекса, позволило бы значительно повысить конкурентоспособность горно-металлургических предприятий регионов, где они нерентабельны по причине высоких производственных издержек.

Таким образом, минерально-сырьевые ресурсы выделенных горнопромышленных зон и регионов могут стать главной ресурсной и финансовой базой для развития различных отраслей национальной экономики при ее переориентации на промышленно-инновационный путь развития, обеспечивающий существенный прирост ВРП. Но для реализации необходимы условия, при которых начнут работать механизмы инвестирования в освоение минерально-сырьевого потенциала регионов.

Паспорт программы

улучшения инвестиционного климата в недропользовании

Цель:

Улучшение инвестиционного климата, направленное на развитие добывающей и металлургической промышленности КР, обеспечивающее экономическое развитие страны, снижение безработицы, развитие транспортной, энергетической и социальной инфраструктуры, увеличение налоговых поступлений, решение экологических аспектов.

Задачи:

- формирование механизмов административной, инфраструктурной, финансовой поддержки инвестиций;

- снижение административных барьеров;

- формирование механизмов стимулирования спроса;

- формирование особого режима благоприятствования налоговых и таможенных условий для реализации инвестиций;

- формирование горнопромышленных комплексов на территории КР.

Источники финансирования:

Финансирование Программы осуществляется за счет средств международных институтов развития и кредитно-финансовых организаций, местных и иностранных инвестиций.

Ожидаемые результаты:

- увеличение численности занятых в экономике КР;

- увеличение средней заработной платы;

- увеличение доходов на душу населения;

- рост объемов производства товаров (работ, услуг);

- увеличение валового национального продукта КР;

- увеличение доходов бюджета КР.

Основные направления и меры реализации Программы:

- формирование финансовых механизмов привлечения и поддержки инвестиций на основе ГЧП;

- создание подготовленной транспортной и энергетической инфраструктуры для инвестиций;

- формирование особого режима благоприятствования налоговых и таможенных условий для реализации инвестиций;

- формирование привлекательных тарифных условий для инвестиций.

Формирование финансовых механизмов привлечения и поддержки инвестиций на основе ГЧП:

- организация взаимодействия КР с международными институтами развития, с инвестиционными и венчурными фондами, банками и иностранными государственными инвестиционными агентствами, специализированными финансовыми учреждениями и организациями с целью использования потенциала и возможностей по финансированию и поддержке инвестиций в добывающие и металлургические производства, транспортные инфраструктурные объекты, ГЭС и ТЭС на территории КР;

- разработка порядка предоставления государственных гарантий КР по реализуемым проектам;

- создание Инвестиционного фонда КР. Разработка механизма формирования капитала фонда;

- разработка порядка субсидирования процентной ставки по кредитам, привлекаемым инвесторами.

Создание подготовленной инфраструктуры для инвестиций:

- создание транспортной и энергетической инфраструктуры на территории КР. Строительство на принципах ГЧП железной и автомобильной дороги, ГЭС и ЛЭП для обеспечения транспортными и энергетическими мощностями крупных национальных объектов добывающих и металлургических производств;

- максимальное сокращение расходов на инфраструктуры для частных инвесторов недропользователей;

- ускорение административных и разрешительных процедур, индивидуальная работа с каждым инвестором путем создания института инвестиционного менеджмента, те есть для каждого инвестора необходимо выделить команду менеджеров, которые бы реально решали вопросы согласования с представителями различных уровней власти.

Налоговое стимулирование инвестиций:

- создание благоприятного инвестиционного климата, в том числе ряд налоговых и таможенных льгот для горнодобывающих и металлургических предприятий на начальном этапе развития (до выхода на проектную мощность);

- разработка комплекса налоговых льгот, в зависимости от сложности природно-геологических и экономических условий добычи полезных ископаемых;

- разработка комплекса налоговых льгот, стимулирующих внедрение оборудования и технологий, снижающих негативное воздействие на экологию;

- разработка комплекса налоговых льгот, стимулирующих выполнение программ энергоэффективности, внедрение энергосберегающего оборудования и технологий.

Формирование благоприятных тарифных условий для инвестиций:

- проведение аудита энергоэффективности и эффективности использования ресурсов, а также обоснованности затрат для формирования целевых значений экономически обоснованных тарифов естественных монополий;

- формирование программы мероприятий по приведению тарифов к целевым значениям, обязывающей ресурсоснабжающие организации к исполнению соответствующих энерго- и ресурсосберегающих программ;

- упрощение процедур присоединения к сетям ресурсоснабжающих организаций, включая субсидирование затрат на присоединение.

Принципы реализации Программы.

Принцип комплексности. Комплексная реализация Программы предполагает связное и последовательное осуществление ее мер и координацию деятельности органов государственных органов КР, органов местного самоуправления, ответственных за инновационное развитие, инвесторов, промышленных организаций, финансовых структур и банков, экспертного сообщества, естественных монополий, населения.

Принцип концентрации на привлечении ключевых (якорных) инвесторов. Поскольку наиболее конкурентными отраслями в КР являются природные ресурсы, в том числе минеральные и гидроэнергетические, необходимо аккумулирование усилий на инвесторах, работающих в сфере горнопромышленного и энергетического комплексов.

Принцип экологического отношения к природе и устойчивого развития предполагает, что при освоении природных ресурсов большое внимание будет уделено охране окружающей среды, то есть освоению минеральных ресурсов с применением самых современных (щадящих) технологий с учетом воздействия на окружающую среду.

Принцип публичности. Предполагает широкое вовлечение в открытое обсуждение предпринимателей, инвесторов, финансовых организаций и банков, экспертного сообщества, населения, а также масштабное информационно-презентационное освещение работы по формированию благоприятного инвестиционного имиджа КР и хода реализации инвестиционных процессов.

Принцип компетентности. Использование экспертной компетентности предполагает предоставление ведущих ролей на всех этапах инвестиционных процессов профессиональным бизнес-участникам и экспертному сообществу, высокую конкуренцию стратегий, концепций, подходов и мнений.

Принцип согласованности предполагает достижение высокой степени согласованности между основными участниками инвестиционного процесса.

Принцип использования естественных преимуществ КР требует обоснованности и гармоничности предлагаемых стратегий и проектов, естественное использование сильных сторон и конкурентных преимуществ КР, состояния ее экономики и человеческого потенциала, природно-климатических и ресурсных условий, экологии.

Принцип эффективности предполагает учет соизмеримости затрачиваемых и используемых финансовых, инфраструктурных, человеческих, природных ресурсов с ожидаемым полезным результатом и вредными последствиями.

Представляется в порядке предложения к обсуждению

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

15-08-2022
О государственной стратегии освоения месторождения Кумтор
1536

04-07-2022
Об обеспечении экономической и национальной безопасности в сфере недропользования в КР
1423

23-12-2021
О природе 300 млн долларов от проекта Кумтор
1855

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×