Добавить свою статью
9 Мая 2021
Новая Конституция Кыргызстана как основа для модернизации государства

Итак, постоктябрьские власти впервые в истории независимого Кыргызстана решились обратиться непосредственно к народу с вопросом об определении формы правления. На референдумах 10 января и 11 апреля текущего года народ Кыргызстана проголосовал соответственно за решение о переходе к президентской форме правления и принял новую Конституцию.

И вот – строительство государства Кыргызстан продолжится, и теперь это будет государство нового типа, какого у нас еще не было официально – президентская республика. Стресс-тесты, которые Кыргызстан прошел и проходит за три десятилетия независимости, показывают, что именно такая, органически сложившаяся модель политического устройства может стать эффективным средством выживания кыргызской государственности на ближайшие годы.

Опыт трех десятилетий независимости показывает, что на самом деле большинство возникающих в стране проблем порождено неумелыми действиями и ошибками власти либо ее пассивностью, процессами примитивизации и деградации государственного аппарата, слабостью исполнительской дисциплины. Из-за плохого качества управления постоянно возникают социальная напряженность в обществе, кризисные явления в экономике, а в отношениях между государством и обществом начинает доминировать взаимное недоверие, приводящее в конце концов к прямому противостоянию.

Новая Конституция может и должна стать основой для коренного обновления государства. В настоящее время насущная задача власти - осуществить «революцию сверху»: сменить устаревшую модель государственного строительства посредством революционных по своему характеру преобразований, то есть - модернизировать государство.

ОБЩИЕ ПОДХОДЫ К МОДЕРНИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВА

Термин «реформа» сегодня не относится к числу популярных. Это и понятно: три десятилетия независимости мы твердим о необходимости реформирования - экономики, политической, судебной и правоохранительной системы, местного самоуправления и т. п. Были ли за это время проведены реальные реформы и каковы их результаты - вопросы субъективные. Уверен, что сегодня многие, даже специалисты, не знают точного определения термина «реформа», мы его до того заболтали, что уже применяем термин, не представляя себе его истинного значения.

Термин «реформа» происходит от латинского слова «re-form», которое означает «возвращать прежнюю форму». Сегодня реформирование - синоним модели догоняющего развития, согласно которой реформируемая страна идет по пути, уже проложенному экономически развитыми странами.

В отличие от реформирования, модернизация представляет собой модель опережающего развития, когда государство определяет направления «прорыва» и сосредотачивает все усилия на достижении динамичных и глубоких преобразований в политической, экономической, социальной и правоохранительной сферах. Полагаю, что новая Конституция сможет стать «мостом» для перехода на новую модель государственного строительства и устойчивого развития.

В условиях пандемии COVID-19 разрастание социально-экономического и общественно-политического кризиса в Кыргызстане закономерно и неминуемо. Но избежать его перерастания в историческую катастрофу вполне возможно. Прежде всего, в том случае, если государственной власти удастся: 1) избрать для страны новую модель развития, подведя жирную черту под постсоветским периодом нашей истории; 2) обрести широкую социальную опору, выработав новую идеологию обновления государства.

Антикризисная политика государства должна быть ориентирована не столько на купирование «временных трудностей», возникших перед страной в настоящее время, например, надвигающийся коллапс системы здравоохранения, сколько на решение ряда фундаментальных проблем ее общественно-политического развития - которые предельно обострены экономическим и эпидемиологическим кризисом, но отнюдь не порождены ими, и, по большей части, имеют внеэкономическую природу. Таких как: недоверие к институтам власти, системная коррупция, социальное расслоение, деградация человеческого капитала, межэтническая напряженность в обществе.

Одна из важных задач модернизации - это идеологическое обновление государства. Сегодня в Кыргызстане нет четких социальных ориентиров на будущее. Как человек, не имеющий цели и мечты, ведет беспорядочную и бесполезную жизнь, также и государство, в котором отсутствует концепция будущего развития, не имеющее социальных идеалов, погружается в духовный хаос.

Исторически, идеология – один из важнейших факторов управления обществом, особенно на кризисных и переломных этапах развития. К сожалению, в общественно-политическом контексте сегодняшнего Кыргызстана этот фактор серьезно дискредитирован. Причем не столько советским, сколько новейшим опытом его использования. Функция идеологии была в основном сведена к пропагандистскому сопровождению политического процесса, реализуемого властью.

Сегодня действующая государственная пропагандистская модель производит обратный эффект и углубляет разрыв между властью и обществом. Вот основные факторы ее несоответствия новым условиям:

1. Отсутствие социального диалога о кризисе. Власть стала заложником бережно создаваемого вокруг нее с помощью «проправительственных» СМИ ореола социального оптимизма. Из-за сложившихся за минувшие десятилетия стереотипов, власть практически лишена возможности открыто обсуждать с обществом системные проблемы и противоречия, накопившиеся в стране. При этом невозможность «откровенного разговора» с общественностью в условиях кризиса парализует механизмы социального доверия к государству и партнерства перед лицом общих вызовов и угроз.

2. Искусственное ограничение социальной базы поддержки власти. В действующую модель управления внутренней политикой и соответствующую пропагандистскую модель были заложены нарочито завышенные условия публичной лояльности власти, что искусственно ограничивает базу поддержки власти в обществе, в частности, среди «поколения социальных сетей». В условиях нарастания реальных вызовов, эта ошибочная технология превращается в серьезный фактор уязвимости государства.

3. Ставка на деполитизацию общества. В первые годы независимости одним из принципов идеологического обеспечения была ставка на деполитизацию общества, изоляцию большинства населения от политики и политических битв. Прежние Конституции фактически установили запрет на государственную идеологию. Между тем в настоящее время в условиях обострения социальных проблем и противоречий в обществе эта ставка себя не оправдывает, поскольку не пассивно-умиротворенная лояльность, а эскалация социальных патологий, потеря управляемости государством в критических условиях выступает ее альтернативой. Мы это воочию увидели в феврале-марте 2005 года, в апреле-июне 2010 года и в октябре 2020 года.

4. Перманентный общественно-политический и экономический кризис, переживаемый страной в последние два десятилетия, породил самый опасный социальный кризис - кризис доверия к государству. С юридической точки зрения кризис – это результат различного рода отклонений от верховенства права, закона в политической, экономической и социальных сферах общества, допускаемые государством и его институтами – органами государственной власти, местного самоуправления, правоохранительными органами и судами.

Настроение общества, как правило, действует как маятник часов и может поменяться в сторону неприятия власти. Сегодня преобладающими эмоциями у людей стали раздражение, тревога и гнев. Государственная провластная пропаганда перестала действовать. Во всех слоях общества она вызывает всё большее неприятие. Основным объектом негативных высказываний становятся Жогорку Кенеш, органы исполнительной власти и местного самоуправления. Доверие к властям падает, запрос общества на перемены растет.

Кризис, как правило, приводит общество в движение, и это движение необходимо канализировать в легальные и подотчетные государству формы демократического участия. Если власть не хочет говорить с легальной (системной) оппозицией – ей потом придется общаться с голодными, озлобленными на власти людьми, перекрывающими дороги, захватывающими административные здания.

5. «Ахиллесовой пятой» кыргызского государства является степень реального исполнения, осуществления закона, подчинения праву. Речь идет о неисполнении всей системы источников права – Конституции, законов, указов Президента, постановлений Правительства, актов органов местного самоуправления, которое приобрело массовый характер, прокладывая дорогу к всеобщей безответственности. Государство и его институты на поверку оказались несостоятельной в осуществлении своей главной функции - обеспечить исполнение законов.

Вместе с тем было бы неправильным все сводить лишь к недоработкам государства. В нашем обществе за годы независимости произошло «размывание» самой идеи законности как требования неуклонного исполнения законов всеми, в том числе и гражданами. Появились социальные группы, вообще незаинтересованные в соблюдении законов и установлении устойчивого общественного порядка, обеспечения стабильности и надежности повседневных условий бытия, защищенности от насилия.

Традиции законопослушного поведения людей формируются десятилетиями и даже столетиями (например, как в Европе, Северной Америке или Японии). Но могут быть разрушены в считанные дни, что и убедительно показали события в Кыргызстане в феврале-марте 2005 года, в апреле 2010 года и в октябре 2020 года. Неадекватное понимание политиками и гражданами принципов демократии, разгул «уличной демократии» с охлократическими проявлениями при крайне низком правосознании большинства граждан натворили много бед. Возросший правовой нигилизм в кыргызском обществе свидетельствует о том, что в настоящее время страна переживает общесистемный кризис законности, когда общество и государство близко к черте правового хаоса.

Справедливости ради следует отметить, что кыргызское общество никогда не отличалось высоким уровнем правовой культуры и законопослушания. Истоки нашего правового нигилизма (от латинского nihil - ничто, ничего) - фактического отношения к праву, закону как к чему-то формальному, не очень обязательному, чем во имя неких «высших интересов» можно и пренебречь, имеют исторические корни и относятся еще к советскому периоду развития кыргызской государственности.

Идея вождя социалистической революции В.И.Ленина о том, что «законность в революции не может иметь своих «границ» и что «диктатура пролетариата – власть, не ограниченная законом» - отражала издержки идеологии, направленной на смену одного социального строя другим и поддерживала в течение многих десятилетий общую атмосферу негативного отношения к праву. Советский тоталитарный строй не очень-то и нуждался в праве, так как использовал в основном волюнтаристские методы правления. Тем более что марксистско-ленинская теория предусматривала отмирание государства и права. В то же время следует отметить, что в СССР, тем не менее всегда уделяли большое внимание воспитанию нового человека и новых духовных качеств человека: основу советской идеологии составлял «Моральный кодекс строителя коммунизма».

С обретением независимости правовой нигилизм в кыргызском обществе усугубился многократно: вместе со старым строем рухнуло и старое право и старая мораль. Обрушение советского права и моральных ценностей последовало за разрушением коллективистского сознания, сменившегося «диким индивидуализмом». Старые представления о том, «что правильно/неправильно» (добросовестный труд на благо общества; забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния; высокое сознание общественного долга, нетерпимость к нарушениям общественных интересов, коллективизм и товарищеская взаимопомощь; честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни; взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей; непримиримость к несправедливости, нечестности, карьеризму, стяжательству; и т.д.) менялись на прямо противоположные, сменились многие нормы социального поведения, менялись местами герои и предатели и т.д. Т.е. обрушилась вся система координат социальной жизни.

Кыргызстан вступил в полосу духовного кризиса, который продолжает углубляться. Разрушив советскую систему права и морально-этических ценностей, мы еще не создали новой правовой системы и правовой культуры, достойной современного государства. А за это время не только развивались позитивные процессы, но и возникли, а подчас и сильно разрослись нежелательные формы поведения, выплеснулись наружи их худшие проявления. Народ духовно раскрепостился, но появившийся вакуум заполнили религиозные экстремистские течения, организованная преступность, коррупция, в обществе утвердились самые худшие проявления корысти, наживы, национализма и т.д.

В Кыргызстане за годы независимости выросло целое поколение, которое понятия не имеет о пионерии, комсомоле, делах и героических свершениях пионеров и комсомольцев, коммунистов, зато их кумирами сегодня являются «бригады», «крестные отцы», «воры в законе», «олигархи» и т.п. И что самое опасное – это поколение теряет уважение к закону, моральным ценностям и традициям народа. Таким образом, степень правового нигилизма является своего рода показателем морально-нравственного здоровья кыргызского общества и государства.

Абсолютное большинство населения сегодня озабочены преимущественно тем, как заработать денег, или попросту борьбой за выживание. Люди страдают от окружающей их духовной пустоты, отсутствия четких перспектив, вследствие чего среди них получают массовое распространение различные религиозные течения, нередко экстремистского толка.

При этом необходимо отметить, что правовому нигилизму в большинстве своем подвержено молодое поколение, выросшее после 1991 года, и носит подчеркнуто демонстративный, воинствующий, конфронтационно-агрессивный характер. При этом имеются все основания утверждать, что эта прослойка общества с каждым годом увеличивается в своей численности, особенно в сельской местности.

И если Жогорку Кенеш и органы исполнительной власти и местного самоуправления будут в основном заняты красивыми технологическими «прожектами», устранившись от решения насущных проблем в сфере идеологии, общей и правовой культуры, правовой пропаганды и правового воспитания – в первую очередь подрастающего поколения, то в будущем можно «потерять» само кыргызское государство. В этом и заключается особая опасность тотального распространения правового нигилизма в обществе.

6. С переходом на пропорциональную систему выборов через партийные списки стала стремительно развиваться тенденция отчуждения представительных органов власти и местного самоуправления от избирателей, что привело к безответственности депутатов Жогорку Кенеша и местных кенешей и отчуждению населения от власти.

Между тем новая Конституция позволяет расширить формы и механизмы влияния избирателей на избранных ими депутатов Жогорку Кенеша и депутатов местных кенешей через введение института отзыва депутата.

При введении в политическую практику института отзыва депутата представительного органа необходимо избежать возврата к идеологии императивного мандата, когда отзыв связывается с трактовкой статуса депутата как представителя отдельного избирательного округа или административно-территориальной единицы, который несет ответственность перед своими избирателями, обязан выполнять их наказы, отчитываться перед ними и т.д. При этом важно так определить процедуру назначения голосования по отзыву и порядок определения результатов голосования, чтобы не дать возможность использовать этот правовой институт в качестве средства удовлетворения частных, групповых, родоплеменных и местнических интересов.

Отзыв депутата должен осуществляться исключительно по инициативе избирателей, в том числе и депутата, избранного по партийному списку – в целях недопущения манипуляции со списками со стороны партийных боссов и политической коррупции. Отзываемому депутату местного кенеша должны быть предоставлены правовые, организационные и информационные гарантии, позволяющие отстаивать собственную позицию в связи с осуществлением отзыва. Недопустимо установление таких правил проведения отзыва, когда для отзыва депутата достаточно относительного большинства голосов от общего числа граждан, принявших участие в голосовании. Такая облегченная процедура отзыва не способствовала бы стабильности в работе представительного органа местного самоуправления. Для отзыва депутата необходимо установить квалифицированное большинство в две трети голосов от общего числа избирателей.

Указанные и иные признаки неадекватности существующей системы «общественных коммуникаций» власти требуют не только определенного обновления образа власти и методов ее работы с общественным мнением, но и кардинального переосмысления роли идеологии как фактора политического и социального управления. Сегодня государству жизненно необходима идеология обновления государства – не как пропаганда, а как публичная система целей, не инструмент преподнесения обществу политики государства, а как способ мобилизации самого государства на решение задач его выживания и перехода в новое качество - модернизированное государство.

В марте 2005 года, в апреле 2010 года и в октябре 2020 года Кыргызстан столкнулся с необратимым системным кризисом постсоветской модели развития. И в обоих случаях фундаментальным фактором было саморазрушение государства из-за деградации правящих элит и властных институтов. Трижды на протяжении 15 лет государство в Кыргызстане было демонтировано, на самом деле не «революционными массами» и не внешними силами, а, прежде всего, самой властью, которая не сумела что-либо противопоставить кризису постсоветской модели государства, оказавшись в критический момент лишенной необходимой инициативы и опоры в обществе.

В условиях пандемии COVID-19, обострения социально-экономической ситуации и фактического краха постсоветской модели развития от кыргызских властей требуются решительные, радикальные действия на очень коротком отрезке исторического времени. При этом следует иметь в виду, что пойти на такие действия психологически крайне сложно. Однако, чем дольше откладывать переход к радикальным мерам, тем меньше будет запас прочности государственности как таковой.

Наш собственный отрицательный исторический опыт учит нас: отказ от «революции сверху» при определенных обстоятельствах ведет к краху государства. Болезненное лечение всегда лучше ожидания распространения метастазы. Время для такого лечения – пришло. Завтра может быть поздно. В настоящее время уже явственно проявляется фактор исчерпания ресурсов и резервов советского наследства. Неуклонный и неумолимый износ советской инфраструктуры – как материально-технической, так и политической, экономической и социальной, – постепенно, ставит перед государством серьезные вызовы. Тот факт, что к этому заранее известному вызову прибавились пандемия COVID-19, ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры, снижение притока внешних заимствований, качественно усугубляют ситуацию, переводя ее в формат системного кризиса.

КТО ДОЛЖЕН ЗАНИМАТЬСЯ МОДЕРНИЗАЦИЕЙ ГОСУДАРСТВА

Процесс «революции сверху», который может и должен предполагать радикальные действия власти по следующим основным направлениям: 1) выработка и реализация идеологии модернизации (обновления) кыргызского государства; 2) модернизация политической системы; 3) модернизация экономической системы; 3) модернизация правоохранительной и судебной системы; 4) снижение социального расслоения и политика солидарности; 5) утверждение в обществе доверия к государству и его институтам.

Сегодня политическая власть уже не может довольствоваться простым обещанием обеспечения стабильности и порядка. Стало очевидно, что без внятной и понятной людям идеологии преобразований, без программы модернизации государства на основе четко выраженных ценностных и духовных ориентиров кыргызского общества невозможно осуществить мобилизацию и общественную поддержку инициатив власти, направленных на создание конкурентоспособного государства 21-го столетия. Широкую социальную опору приобретет только тот политик, который будет не только обещать, но начнет реализовать на практике комплекс мер по решению таких проблем, как недоверие к институтам власти, системная коррупция, социальное расслоение и бедность, деградация человеческого капитала и общества в целом, межэтническая, региональная и приграничная напряженность.

Конечно, возникает вопрос: кто должен заниматься вопросами модернизации государства? Исходя из новых конституционных функций и полномочий это сфера деятельности главы государства (института президента). В политико-правовых условиях Кыргызстана только от Президента С.Н. Жапарова, в конечном счете, зависит возможное кардинальное изменение властного курса, равно как и качественная модернизация политической системы, общественно-политической и экономической элит, в целом – всего государства. Под давлением жестких обстоятельств текущего момента политическая власть может и должна пойти на единственно правильные решения. И принять такие решения - как носитель исключительного статуса и особой роли в государстве - способен только Президент С.Н. Жапаров, являющийся главой государства и главой исполнительной власти. Он всенародно избран, у него сегодня имеется кредит доверия народа.

(продолжение следует)

Мурат Укушов
заслуженный юрист Кыргызской Республики

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

07-06-2021
Когда реформы разрушают устои государства. Часть1
1653

24-05-2021
Модернизация политической системы как фундамент для повышения устойчивости кыргызской государственности
1384

05-04-2021
О форме правления и референдуме
2185

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×