Добавить свою статью
11 Апреля 2023
Конец эпохи доллара? Что это может значить для Кыргызстана?

Тема приближающегося заката эпохи доллара — одна из ключевых на сегодняшний день во всемирной паутине. Такие дискуссии — весьма небезосновательны. Например, доля доллара в корзине международных валютных резервов, по данным МВФ, сократилась с 70% в 1999 году до 59% в 2022.

Но для лучшего понимания ситуации я предлагаю для начала рассмотреть, как господство доллара развивалось. А в качестве отправной точки считаю целесообразным опуститься к определению денег вообще и к истории их развития в частности.

На сегодняшний день существует множество определений денег. Но большинство из них называют деньги всеобщим эквивалентом, выступающим измерителем стоимости товаров или услуг и легко на них обменивающимся (то есть имеющим максимальную ликвидность). В процессе эволюции определения денег понятие того, что деньги — это тоже товар, сам по себе представляющий определенную ценность, постепенно вымылось (хотя в сети еще можно встретить такие определения как: «Деньги - особый вид универсального товара, используемого в качестве всеобщего эквивалента, посредством которого выражается стоимость всех других товаров», но по существу не каждый человек понимает, почему вдруг деньги- это товар…) Причиной тому — наши реалии фиатных (декретных) денег, где в каждом государстве используются определенные деньги только потому, что государство решило их использовать (и издало свой декрет, указ, или закон). И деньги эти не обеспечены ничем, кроме как объемом внутреннего производства в стране (или иностранной валютой, выданной стране в качестве грантов и кредитов, как это часто бывает в бедных странах).

В процессе же развития человеческого общества в качестве денег всегда выступал какой-то товар, который представлял определенную ценность, был транспортабелен, и его было сравнительно легко обменять на другие товары (то есть имел высокую ликвидность). Например, у наших предков, живших на Енисее, одной из отраслей экономики была охота. В том числе на пушного зверя. И самым мелким из них была белка, или на кыргызском - тыйын чычкан, посредством которой и оценивалась стоимость остальных товаров. Отсюда и вошел в обиход «тыйын» в качестве самой мелкой единицы расчета у кыргызов.

В целом в мире постепенно в качестве основного эквивалентного товара выделились драгоценные металлы. В основном золото и серебро. Они обладали собственной стоимостью, их было сравнительно легко транспортировать. И золото, и серебро сравнительно легко делятся. Со временем из этих металлов стали чеканить монеты (первые в древней Греции, в 7 веке до н.э.). В 910 году н.э. в Китае ввиду сложности транспортировки металлических денег впервые появились бумажные деньги, которые в любой момент можно было обменять на золотые и серебряные монеты. Значительно популяризованы бумажные деньги были империей Чингисхана. Возможность торговать посредством бумажных денег и обменивать их на драгоценные металлы сильно облегчало торговлю и способствовало первой волне глобализации в рамках Монгольской империи.

Дальнейшее развитие бумажных денег (в Европе с конца XVII (17) века) сопровождалось золотым (а также серебряным или биметаллическим) стандартом. То есть бумажные деньги всегда можно было обменять на какой-то из драгоценных металлов, будь то в виде монет или слитков. Только в периоды войн с этим могли возникать определенные сложности. В частности, в первую мировую войну золотой стандарт не работал. Для покрытия военных расходов, производства вооружений каждая страна, участвовавшая в войне, печатала большое количество ничем не обеспеченных денег. Что, конечно, обусловило значительную инфляцию. Попытка вернуться к золотому стандарту в целом ряде стран Европы и в США после первой мировой войны обусловила Великую Депрессию, глубочайший кризис 1929-1939 годов (раньше всегда показывали как 1929-1933 годов, но на сегодня все чаще как кризисное отмечается все десятилетие).

По итогам второй мировой войны появилась система, называемая Бреттон Вудской (по названию конференции, прошедшей в июле 1944 года в местечке Бреттон Вудс, штат Нью Гемпшир, США, которую подписали 44 страны, включая СССР (впоследствии СССР не ратифицировал это соглашение). Бреттон Вудские соглашения, фактически, проложили путь доллару США к мировому господству, поскольку предполагали, что доллар США подкреплялся золотом в пропорции одна тройская унция золота к 35 долларам (или 0.88867 грамм за 1 доллар), а остальные валюты привязывались к доллару США в фиксированной пропорции, с вероятностью 1% волатильности. В связи с такой вот золотой обеспеченностью доллар начал занимать роль мировой валюты (следует понимать, что не только золотом были обеспечены Соединенные Штаты на момент окончания второй мировой войны, но и ВВП их в доле мирового составляло 52%).

Со временем стало очевидно, что золота в резервах США недостаточно по отношению к объемам возросшей долларовой массы. И чтобы избежать дальнейшей потери золота, которое все больше стран, вслед за Президентом Франции Шарлем де Голлем, считавшим доллар «грабительской привилегией Америки», хотело получить из Форт-Нокса в обмен на доллары, президент Ричард Никсон отказался от золотого обеспечения в 1971 году. С тех пор, фактически, доллар превратился в ничем не обеспеченную бумажку. Или, если точнее, в такие же фиатные (декретные) деньги, как и прочие валюты. Но поскольку доллар по-прежнему принимали во всем мире так же, как и при золотом обеспечении, но при этом не было необходимости ограничивать объем наличности такими условностями, как запасы золота, то темпы развития сферы обращения доллара возросли неимоверно. Особенно тому поспособствовало соглашение от 1974 года с Саудовской Аравией относительно торговли нефтью только в долларах. То есть фактически это соглашение породило нефтедоллар, или нефтяное обеспечение доллара. Все трансакции в мире в тех пор производились только в долларах, что значительно расширило сферу обращения этой валюты во всем мире. С учетом того, что постепенно большинство торговых, инвестиционных и прочих операций проходили в долларах, то сила доллара очень возросла. Даже Кыргызстан, наряду с другими странами, осуществлявшими реформы под эгидой МВФ и Всемирного Банка, подписал в 1990-х соглашения, что мы можем инвестировать в собственную экономику не больше, чем у нас имеется долларов (или другой твердой валюты). При отсутствии мощной производственной базы читай- не можешь инвестировать в экономику, если тебе кто-то не предоставит кредит или грант.

Но времена меняются. И теперь, в результате целого ряда событий, начиная с допандемийной торговой войны с Китаем, излишним печатаньем денег в пандемию КОВИД-19, и санкционной войной против России, США значительно ослабили позиции доллара (что и обусловило его удешевление относительно золота- см. фото ниже). То есть, если раньше без всяких затруднений любой товар из любой части мира мог быть куплен США за доллары, то вследствие санкционной войны с Китаем США частично самоограничило себя в источниках приобретения товара (в то время как внутреннее производство в США на текущий момент составляет не более 18% от мирового, а потребление порядка 33%). А учитывая, что Китай- это крупнейший в мире производитель абсолютно всего, то заместить его продукцию было очень сложно. Отсюда пошли нарушения цепочек поставок. В результате некоторых ответных санкций Китая, в частности по ограничению продажи редкоземельных металлов, у США появилось еще больше затруднений. Санкционная война с Китаем породила также сомнения относительно надежности США как торгового партнера. Но санкционная война с Россией, последовавшая вслед за событиями на Украине, и включавшая в себя арест российских счетов, номинированных в долларах в объеме более $300 миллиардов, породил еще большие сомнения во всем мире относительно надежности доллара как средства сбережения и мировой торговли. Для многих стран — это стало моментом озарения. Все подумали: «значит все, что я до этого заработал в долларах может быть потеряно одним росчерком заокеанского пера!» И все, кто мог, стали активно избавляться от американских облигаций и счетов, номинированных в долларах. Следующим шагом стал переход на взаимную торговлю в национальных валютах. В частности, практически все страны БРИКС, включающие крупнейшие развивающиеся экономики мира, такие как Китай, Индия, Россия, Бразилия и Южная Африка, а также многие страны Ближнего Востока, Латинской Америки, Юго-Восточной Азии и Африки последовали этому тренду. Саудовская Аравия уже объявила о переходе в торговле нефтью с долларов США на китайский юань; в рамках более тесного взаимоотношений с Китаем Саудовская Аравия также начала восстанавливать свои отношения с некогда злейшим врагом, шиитским Ираном. Такие страны, как Китай и Малайзия обсуждают возможность развития Азиатского Валютного Фонда. Страны Африки все больше декламируют приверженность к новым моделям в экономике. Более того, крупные компании из дружественных стран, например французская Total Energy, начали переход на приобретение сжиженного газа из Китая в юанях вместо долларов. После поездки в Китай президент Франции Эмануэль Макрон заговорил о необходимости большего суверенитета Европы от США.

Все вышеперечисленное, конечно, не означает быстрый и бесповоротный конец влияния доллара США в мире, но тем не менее обуславливает потенциал все большей деглобализации и снижения влияния главной мировой валюты. Что это означает для Кыргызстана, как и для прочих развивающихся стран мира? Во-первых, замечательно, что мы сохранили добытое золото у себя (надеюсь это действительно так, ведь парламентская комиссия подтвердила). Во-вторых, если в прошлом доллар был главной инвестиционной валютой, то на текущий момент в свете всех изменений ожидать долларовых инвестиций нам не стоит. Мы должны научиться инвестировать в собственную экономику другими способами. В частности, с учетом определенной ресурсной обеспеченности нашей республики мы можем и должны инвестировать в собственную экономику в национальной валюте, а там, где требуются более высокие, чем мы обладаем, технологии, в валюте стран партнеров. Кое-что об этих аспектах я уже писал. Но еще большая детализация - в следующей статье.

Искренне,

Бахтияр Игамбердиев,

кандидат Исторических Наук, автор Книги «Экономическая Политика Кыргызстана 1991-2010: Опыт и Результаты», выпускник Магистратуры Института Европейской Политики (Берлин), выпускник стипендиальных программ в Университете Джорджа Мэйсона и Университете Индианы, США, выпускник Иссык-Кульского Государственного Университета им. К.Тыныстанова.

Фото прикрепленное к статьеФото прикрепленное к статье
Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

11-04-2024
Помощь Кыргызстана Казахстану в паводках символизирует то, что Кыргызстан уже не «бедный родственник»
1394

01-04-2024
Вода – источник дружбы и взаимовыгодного сотрудничества или повод для войн в Центральной Азии?
6280

16-02-2024
Стратегия президента Жапарова по возвращению и легализации капиталов как курс на укрепление экономики Кыргызстана
1610

19-01-2024
Есть ли у Кыргызстана своя стратегия развития?
3147

20-08-2023
Садыр Жапаров и деколонизация Кыргызстана
12063

05-03-2023
Следует ли запретить русский и английский языки в школах Кыргызстана, или о том, как нам изучать кыргызский язык
7881

27-02-2023
Возвращение «Кумтора» — большое достижение, которое, надеюсь, не станет нашим Аустерлицем
2149

22-02-2023
Двухконтурное финансирование и стратегическое планирование как элементы экономической стратегии Кыргызстана
3126

22-12-2022
Экономика Кыргызстана: пора переобуваться в зимнюю резину
4323

03-09-2022
31 день независимости: сквозь нищету, разруху и институциональную деградацию государства к светлому будущему?
3408

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×