Добавить свою статью
2 Февраля 2016
Страхование: как подвести президента

Дискуссия между правительством и парламентом об обязательном страховании домов и автомашин граждан Кыргызстана показала интересную деталь. Обеим сторонам не хватает серьезных аргументов для того, чтобы убедить своих оппонентов принять ту или иную точку зрения.

Привычным стало обвинять в неуспехе информационную кампанию. Весьма странно, что власти забыли народную мудрость – сколько ни говори халва, во рту слаще не станет. Перефразируем – сколько ни говори, что страхование благо, оно таковым может и не стать.

Корень проблемы заключается в исполнении закона, а не в его принятии, вокруг которого сконцентрированы усилия правительства и парламента. В кыргызстанских реалиях благая идея является преждевременной и, в некотором роде – вредной.

Закон об организации страхования в Кыргызской Республике принят в июле 1998 года. В него были внесены изменения и дополнения в декабре 1998 года, в октябре 2008 года, в июле 2009 года, в октябре 2012 года и в августе 2015 года. Большинство изменений были инициированы во временя Бакиевых, и следует отметить, что обязательность страхования было детищем Максима Бакиева и Ко. АУБ-страхование должно было стать единственным страховщиком домов, автомашин, жизни и здоровья кыргызстанцев.

Апрельские события 2010 года поставили крест на этой идее, но не на принципах страхования. Изучение российской практики, с которой правительство и парламент Кыргызстана регулярно берут различные модели и схемы, показывает, что кыргызстанская модель страхования направлена на опустошение тощего кошелька кыргызстанца.

Экспресс – курс страхования

Закон Кыргызской Республики «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев автотранспортных средств» от 24 июля 2015 года № 192 устанавливает, что «страховые тарифы – ценовые ставки, установленные Правительством Кыргызской Республики, применяемые страховщиками при определении страховой премии по договору обязательного страхования;»

В тоже время закон об организации страхования устанавливает, что страховые тарифы – это тарифы, разработанные страховщиком и применяемые им при определении размера страховой премии, подлежащей уплате по договору страхования.

Как одна норма коррелируется с другой неизвестно. Можем только предположить, что страховщик разрабатывает тарифы, которые затем утверждает правительство. Так ли это на самом деле или нет, но очередная коллизия создана.

Исполнение закона приведет к тому, что для ведения успешного бизнеса страхователям придется регулярно повышать тарифы. История тарифных «войн» правительства и предпринимателей (электроэнергия, сотовая связь и пр.) в Кыргызстане показывает, что они не самым лучшим образом сказываются на гражданах страны.

В теории, надежный страховщик из собранных средств формирует резервы. Из них выплачиваются судебные выплаты по уже произошедшим, но находящимся в производстве страховым случаям. Это то, что выплачивается сейчас и будет выплачиваться, допустим, в ближайший год.

Во-вторых, формируется фонд «долгих» выплат. Средства отсюда будут выплачиваться на основании судебных листов по истечении года с момента окончания договора со страховщиком.

В-третьих, средства закладываются на формирование фонда возврата страховых премий (страховщик вернет премию в случае, например, продажи автомобиля); на погашение задолженностей по ОСАГО (речь идет о ранее невыполненных обязательствах).

В-четвертых, средства резервируются в виде взносов в союз автостраховщиков (СА), который подстрахует компанию, если у нее вдруг начнутся проблемы. СА будет сам выплачивать компенсации страхователям.

Как видим, фонд выплат формируется из взносов страхователя. От их размера зависит успешность страховщиков. Российская практика (на которую обычно ссылаются кыргызстанские чиновники) показывает не совсем радужную картину. Страховой бизнес убыточен из-за существующих тарифов. ОСАГО сегодня нерентабельно почти в трети субъектов РФ.

Бизнес не будет работать в невыгодных для себя условиях, поэтому до последнего времени российские страховщики (надежные компании) не стремились развивать свою активность в сегменте ОСАГО, предпочитая сворачивать свою деятельность. Единственный выход – рост тарифов.

Из российской практики также следует, что страхователи оказываются в проигрыше – они зачастую не могли рассчитывать, что в случае ДТП им полностью возместят ущерб. Причем речь идет не о полной, а о какой-либо компенсации вообще. Участились случаи, когда страховая премия выплачивается через два – три года после наступления страхового случая. Появились откровенно мошеннические схемы с обеих сторон по получению страховой премии или уклонению от ее выплаты.

Более того, ряд страховых компаний стал выплачивать страховые премии из средств, поступающих от новых страхователей, а не из сформированных резервов. Это уже является финансовой «пирамидой». Перечень проблем можно продолжить, но нас интересует вопрос, как кыргызстанский страхователь защищен от «произвола» страховых компаний. Видимо подобные документы являются государственной тайной, так как их наличие не обнаружено.

Между тем, жители Бишкека помнят практику работы управляющих компаний (бывших домоуправлений). Компании взимали деньги и не оказывали соответствующие услуги, изобретая схемы взимания дополнительных средств с жильцов под видом со-финансирования и пр. Деньги «выжимались» при получении справок о прописке/регистрации, хотя это было незаконным, но минюст так и не смог справиться со сговором своих сотрудников с управкомпаниями.

Опасения кыргызстанских страхователей связаны с видением работы страховых компаний в виде «коктейля» из работы управкомпаний и формирования тарифной политики на электроэнергию.

А есть ли деньги?

Основным аргументом правительства является низкий тариф страховых взносов. Утверждается, что, например, 50 сом при страховании жилья или от 2 тыс.сом за автомашину при средней зарплате 12 848 сомов не нанесет существенного ущерба гражданам. Однако это не совсем так.

Во-первых, в Кыргызстане самые низкие зарплаты среди стран СНГ. По данным Федеральной службы государственной статистики среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в ноябре 2015 года составила 33 347 рублей. В России с апреля 2015 года повысились базовые ставки ОСАГО на 40-60% (3432-4418 рублей), а в Кыргызстане базовая ставка – 3256 сом помноженная на шесть коэффициентов.

Во-вторых, правительство в своих расчетах разделяет владельцев жилья и автомашин на отдельные категории. Однако на практике, это люди, получающие одну среднюю зарплату из которой будут платить и за жилье, и за автомашину (если есть), и за свое проживание.

В январе 2015 года, Нацстатком КР информировал, что прожиточный минимум составляет для мужчин – 5931 сом, женщин – 5744 сом, дети – 4393 сом. При этом, в январе 2015 года средняя зарплата составляла около 10 тыс.сом. Казалось бы, что средняя зарплата января 2016 года может обеспечить прожиточный минимум. На самом деле это не так. Дети не получают зарплаты, также, как студенты и безработные (по разным оценкам от 45 тыс. до 100 тыс.чел.).

Пенсии и пособия в Кыргызстане ниже прожиточного минимума. Например, в России минимальный размер пенсии соответствует размеру прожиточного минимума пенсионера, а средний размер страховой пенсии по старости в 2016 году составил 13132 рубля.

Для сравнения, в сентябре 2015 года учителям Кыргызстана повысили зарплаты. Как поясняли журналистам в минобразе «Если учитель при своей нагрузке раньше получал 3 000 сомов, то он ни при каких обстоятельствах при той же нагрузке не сможет получать 10 тысяч сомов. Если это учитель начальной школы, то его новая зарплата составит 5 400 сомов, что как раз на 80 процентов больше того, что было».

В-третьих, люди живут в семьях и их зарплаты составляют семейный бюджет. Известно, что средняя в Кыргызстане состоит из пяти человек (в Москве из трех человек). Муж и жена, получая среднюю зарплату вносят в семейный бюджет 25696 сомов.

Средняя семья состоит из трех людей трудоспособного возраста, один из которых студент и двух детей до 17 лет. Например, один мужчина (5931 сом), две женщины (5744 сом х 2 чел.=11488 сом), двое детей (4393 сом х 2чел.=8786 сом), в итоге для обеспечения прожиточного минимума им в 2015 году было необходимо 26205 сомов.

Таким образом, даже средняя зарплата 2016 года не может обеспечить прожиточный минимум годовой давности. Учитывая «ножницы» средней зарплаты 2015г. (10 тыс.) и 2016г. (12848 сом) можно предположить, что в первом полугодии 2016 года прожиточный минимум такой семьи составит около 30 тыс.сомов, без учета расходов на обязательное страхование. Дефицит семейного бюджета составит от 3 тыс.сомов.

Как видим, круг нуждающихся в льготном страховании (и жилья и автомашины) не ограничивается пенсионерами, официально зарегистрированными безработными, бедными и крайне бедными (нищими), среди которых есть и автолюбители. Так по данным ГРС КР по состоянию на июнь 2015 года было зарегистрирована 991 тысяча 888 автомашин, из них 127 тысяч 383 праворульных. Кто – то взял автокредит, кому – то друзья или родственники передали и т.д.

Однако расширение числа льготников лишает смысла введение обязательного страхования – бизнес будет убыточным.

В случае с более высокими зарплатами следует учесть более высокие расходы на учебу, детские сады (от одной до 12 тыс.сом за ребенка), более качественное питание, и самое главное – инфляцию. Например, в январе 2015 года один доллар США продавали за 58,8 сомов, то в январе 2016 года – за 76 сомов.

С учетом инфляции, роста цен, дальнейшего ослабление сома, рубля и тенге часть кыргызстанцев, получающих более высокие доходы с весны 2016 года начнет переходить в разряд нуждающихся, что ослабит предлагаемую модель страхования. Например, в России инфляция и рост цен привели к тому, что граждане отказываются покупать ОСАГО и (по разным оценкам) более миллиона автомобилей не застрахованы, а фальшивые полисы получили широкое распространение.

«Незаконнорожденный» закон

Из информации, размещенной на сайте Госфиннадзора о проекте закона Кыргызской Республики «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев транспортных средств» следует, что проект закона «Об обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев транспортных средств» (далее-ОСАГО) для широкого обсуждения данный законопроект был размещен на официальном сайте правительства Кыргызской Республики. Руководство Госфиннадзора КР также неоднократно заявляло об этом.

Однако, в соответствии с законом об нормативных правовых актах Кыргызской Республики, данный проект закона необходимо было обсудить с предпринимателями, т.к. затрагивает их интересы. В данном случае, кроме страховых компаний и экспертов законопроект следовало обсудить с транспортными (такси, автобусы, троллейбусы, грузовики, бензовозы и пр.) и другими компаниями, владеющими автотранспортом для перевозки грузов и пассажиров.

Тарифы на единицу автотранспорта будут включены в производственные расходы, и соответственно, повысят стоимость услуги (проезд) или товара (хлеб, молоко, мыло и пр.). Таким образом, введение обязательного страхования будет иметь мультипликативный эффект для населения, последствия которого серьезным образом не просчитаны.

В этой связи вызывает удивление отсутствия анализа регулятивного воздействия (АРВ), проведение которого является обязательным для подобного рода инициатив. Однако упоминание об АРВ отсутствует в информации Госфиннадзора, интервью его руководства в печатных и электронных СМИ. Возможно в одном из трех аппаратов (президента, правительства или парламента) есть оригинал или копия АРВ, но отсутствие ссылки на него уже вызывает серьезные сомнения в том, что последствия такой инициативы получили должную оценку.

При этом, наличие АРВ не гарантирует объективности анализа последствий. Дело в том, что качество АРВ не является предметом изучения в аппаратах президента, правительства или парламента. Согласно инструкциям, проверяется наличие в проведенном АРВ всех предусмотренных разделов, т.е. внимание обращается на структуру документа, а не его содержание.

В целом, отсутствие АРВ и обсуждений с транспортниками является нарушением законотворческого процесса, что может стать основание для его отмены. Также, удивляет скорость принятия законопроекта. В мае его рассматривают в комитетах, при том, что парламент в мае 2015 года отвел всего три – четыре дня на работу в комитетах, а 24 июня уже принимает его в трех чтениях (18 рабочих дней, из них три дня работы в комитетах).

Выводы

Страхование жилья и автомашины является удобным инструментом при наличии четких, понятных и известных правил. Разумный человек, даже в кризисной ситуации выберет качественный продукт, облегчающий ему жизнь. В этой связи, большое значение приобретает продвижение (маркетинг) страховых продуктов. Людей интересует объем и своевременность выплат, качество обслуживания и, соответственно тарифы. Однако этого не произошло.

Дискуссия об обязательном страховании показала слабость отечественных страховых компаний. Ни одна из них не известна кыргызстанцам, неизвестны их продукты, схемы начисления и выплаты страховых премий, не регламентирован порядок оспаривания действий страховщиков, отсутствует единая методология обсчета тарифов, оценки и пр. Складывается впечатление, что парламентарии правы, когда заявляли о том, что страховые компании, вместо того, чтобы продвигать свои продукты предпочли руками правительства заставить население купить «страхового кота в мешке».

В одном из своих выступлений премьер – министр Сариев призывал «затянуть пояса» потому, что в 2016 году ожидается повторение «кризиса 1998 года». Однако сложно инициативу правительства об обязательном страховании считать адекватным ответом на призыв «затянуть пояса».

К чему может привести откровенное «впаривание» страховок? В России, летом 2015 года был проведен ряд исследований (в Кыргызстане их нет), которые выявили, что трудности с ОСАГО могут повлиять на настроения в стране, в том числе протестные, на электоральную активность автовладельцев – которые составляют большую, мобильную и социально активную группу населения.

В бытность первого президента Кыргызстана – протестные настроения были вызваны отъемом бизнеса и откровенными махинациями во время парламентских выборов. Второй президент к указанным двум триггерам добавил повышение тарифов на электроэнергию и введение платы в один сом за успешное телефонное соединение.

Приближенные, министры и аппаратчики думали, что граждане страны не обеднеют, а группами риска являются пенсионеры и безработные. Дальнейшее развитие событий показало несостоятельность подобных умозаключений. События марта 2005 года и апреля 2010 года во многом состоялись благодаря широкой людской поддержке действий небольших групп «застрельщиков» обеих революций.

Обязательное страхование может и не стать «спусковым крючком» очередной революции, но уже является драйвером, формирующим протестные настроения. Какие будут последствия для страны и общества, зависит от дальнейших действий правительства и парламентской и непарламентской оппозиции, а населению остается «копить» свое недовольство к президентским выборам 2017 года.

Стилистика и грамматика авторов сохранена
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

19-06-2019
ШОС-2019: Простые кыргызстанцы поддержали саммит, в соцсетях было меньше негатива
688

06-06-2019
Доллар vs Юань, а где Сом?
1084

15-04-2019
США в Центральной Азии: от «ожидания» к «состязанию»
775

01-09-2018
Кыргызстан – Китай: поворот от иллюзий к сотрудничеству
1504

08-06-2018
Казнить нельзя помиловать
1236

10-11-2017
Правительство КР vs Правительство РК: 3:0
1970

27-01-2017
Права человека: «Ящик Пандоры»?
1443

09-01-2017
2016: "неучтенные" уроки
1390

31-10-2016
2016: Конституция надежды
3130

17-10-2016
Конституция 2016: «Война слов»?
1838

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×