Добавить свою статью
24 Апреля 2020
Последний кризис капитализма или смена мирохозяйственного уклада? (часть 2)

«Понимание будущего и опасность лишиться

достойного будущего зависят от наличия

подлинной картины настоящего»

Как отмечалось в предыдущей части настоящей статьи, ведущими российскими экономистами, дающими более или менее целостную и стройную картину развернувшегося мирового финансово-экономического кризиса (далее МФЭК), вступившего сегодня в острую и решающую фазу, одним из закономерных следствий которого является пандемия коронавируса, являются М.Хазин и С.Глазьев. Они представляют различные группы московских экономистов и, соответственно, строят свои взгляды на различной методологической основе, но общим для них является то, что они исходят из базовых идей политэкономии и на протяжении многих лет критикуют либеральный дискурс российского правительства.

Целью настоящей статьи как раз и является попытка разобраться в принципиальной разнице между взглядами и подходами этих экономистов на причины и следствия развернувшегося кризиса с тем, чтобы дать хотя бы приблизительные векторы и ориентиры для отечественных экономистов и политиков каким образом нам нужно выстраивать свою внутреннюю и внешнюю экономическую политику в современных условиях развернувшегося кризиса.

Также отмечалось, что взгляды М.Хазина выглядят более логичными и убедительными, но взгляды С.Глазьева также заслуживают внимания и анализа, поскольку содержат много интересных и перспективных идей. Поэтому в данной части настоящей статьи большее внимание будет уделяться именно взглядам С.Глазьева, тем более, что после первой части его статьи «Над пропастью во лжи. Период смены мирохозяйственных укладов. Ч. 1», фрагменты которой приводились в первой части настоящей статьи, в Сети появилось ее продолжение.

В этой статье он продолжает тему пандемии коронавируса в контексте МФЭК. Так, в частности, он пишет: «Сегодня пандемия коронавируса создает еще более широкие основания для ограничения гражданских свобод, вплоть до их полной ликвидации. Смена технологических укладов сопровождается обесценением капитала и депрессией, а смена мирохозяйственных укладов добавляет к этому падение эффективности институтов регулирования воспроизводства экономики и политический кризис.

Для удержания контроля над ситуацией властвующей элите нужны легальные основания для ограничения прав граждан. Это тем более актуально в условиях мировой гибридной войны, в ходе которой кукловоды американской политики нацелены на лишение свободы действий и конфискацию активов своих жертв. Схлопывание финансовых пузырей и обрушение финансового рынка обесценивают активы десятков миллионов американских граждан, для нейтрализации потенциального протеста которых идеально подходит карантинный режим.

Мировые войны затевают страны, стремящиеся сохранить свое доминирующее положение в рамках сложившегося мирохозяйственного уклада и обремененные избыточным капиталом. Однако побеждают в них страны, сумевшие своевременно создать новые производственные отношения и современные базовые высокотехнологические производства. Для них в этот период открывается возможность совершить скачок в экономическом развитии, раньше других оседлав новую длинную волну Кондратьева и запустив новый вековой цикл накопления капитала.

Прошлая мировая война, как уже отмечалось, была спровоцирована английскими спецслужбами с целью удержания глобального доминирования Великобритании. Победителями в ней стали СССР и США, сумевшие быстро развить базовые производства нового технологического уклада благодаря созданию более эффективной системы управления. Возможности мобилизации ресурсов вертикально интегрированными министерствами и корпорациями, организовывавшими крупномасштабное производство, соответственно в СССР и США были намного больше, чем в дряхлеющих колониальных империях Западной Европы с их семейными фирмами и изнеженной аристократией. Закономерной оказалась даже победа Германии на первом этапе войны, легко разгромившей все европейские государства благодаря концентрации ресурсов в корпоративно-административных структурах Третьего рейха.

Мировые войны прошлого столетия шли за обладание территорией, во всяком случае со стороны главных агрессоров – Германии и Японии, провозгласивших цели расширения жизненного пространства для своих наций. Нынешняя мировая гибридная схватка разворачивается властвующей элитой США за контроль над мировой экономикой, прежде всего ее финансовой системой…»

Забегая вперед, отметим, что М.Хазин в своей книге «Воспоминания о будущем. Идеи современной экономики» несколько по-другому трактует причины и следствия исторических событий, в вышеприведенной цитате. Также он скептически относится к волнам Кондратьева в экономике, точнее, они не вписываются в его общую теорию кризисов капитализма.

Однако общим или фундаментальным для их взглядов, на чем основано их понимание кризисных процессов, как нынешнего, так и прошлых, являются понятия «технологического уклада» и «воспроизводственного контура» экономики.

В рассматриваемой статье С.Глазьева не найти определений этих понятий, но их можно найти в его весьма объемной книге «Рывок в будущее. Россия в новом технологическом и мирохозяйственном укладах», опубликованной в 2018 году, и идеи которой, собственно говоря, и лежат в основе статьи данного автора.

Так, в указанной книге он пишет: «Согласно авторскому определению, технологические уклады – это группы совокупностей технологически сопряженных производств, выделяемых в структуре экономики, связанные друг с другом однотипными технологическими «цепочками» и образующие воспроизводящиеся целостности. Каждый такой уклад представляет собой обладающее внутренним единством и устойчивое образование, в рамках которого осуществляется полный макропроизводственный цикл, включающий добычу и получение первичных ресурсов, все стадии их переработки и выпуск набора конечных продуктов, удовлетворяющих соответствующему типу общественного потребления.

Технологический уклад, рассматриваемый в динамике функционирования, является воспроизводственным контуром, содержащим совокупность развивающихся и воспроизводящихся синхронно базовых технологий для нового технологического уклада. В статике он может быть определен как совокупность близких по техническому уровню производств, т.е. как хозяйственный уровень».

Далее, на основе приведенного определения С.Глазьев выводит формулу «мирохозяйственного уклада», которое, по его мнению, в современном мире приобретает форму интегрального мирохозяйственного уклада, т.е. сочетающего преимущества долгосрочного планирования, характерного для экономик бывших соцстран, и «невидимой руки» рынка капитализма. Именно по этому пути, по его мнению, развивается в настоящее время Китай, Индия и другие страны Юго-Восточной Азии, и именно за этим укладом будущее.

Опять-таки, забегая вперед, отметим, что в системе взглядов М.Хазина, на основе понятия «воспроизводственного контура» экономики, которое по смыслу примерно такое же, строится совсем другая теоретическая конструкция с использованием таких понятий как «технологические зоны» и «глобальные проекты». Соответственно, и выводы из этой конструкции вытекают совершенно другие. Повторимся, на взгляд автора этих строк, выводы более логичные и убедительные.

Однако вернемся к статье С.Глазьева и продолжим цитирование ее ключевых положений с их попутным комментированием.

«…смена мирохозяйственных укладов занимает значительный период времени, необходимый для смены поколений властвующей элиты ведущих стран мира. В прошлом веке он составил более трех десятилетий – с Первой до завершения Второй мировой войны. За этот период властвующая элита ведущих стран мира кардинально изменилась. Вместо потомственных аристократов и капиталистов ведущее властнохозяйственное положение заняла технократия, а государственное управление перешло к профессиональной бюрократии. Конкуренция между частными компаниями сменилась соревнованием глобальных организаций, воспроизводство которых стало регулироваться двумя мировыми политическими системами государств.

Началом современной гибридной войны следует считать крах мировой системы социализма, спровоцированный спецслужбами США посредством методов гибридной войны. Сегодня она вступает в завершающую фазу, в ходе которой должно произойти окончательное разрушение перешедшего после распада СССР под контроль США имперского миропорядка и переход к новому. Контуры последнего уже сформированы в Китае и других странах Юго-Восточной Азии, осваивающих институты и создающих системы управления воспроизводством новой экономики. Они доказывают свою эффективность не только в динамике макроэкономических показателей, но и в успешном отражении американской агрессии в гибридной войне.

Судите сами. В течение последнего десятилетия КНР успешно противостояла кибератакам американских спецслужб, попыткам контролируемых ими СМИ и блогеров манипулировать общественным сознанием с целью политической дестабилизации, устояла в развернутой Трампом торговой войне и защитилась от валютно-финансовых угроз. Санкции Вашингтона против китайских высокотехнологических компаний заставили их форсировать собственные НИОКР в создание национальной технологической базы. Руководство КНР блестяще справилось с мобилизацией населения для нейтрализации эпидемии коронавируса, создав передовую систему биологической безопасности.

Теперь КНР переходит к контрнаступлению, предлагая странам помощь в поставках медицинского оборудования, средств защиты от СОVID-19 и дезинфекции. Таким образом, они перехватывают инициативу у Вашингтона на идейно-политическом фронте, продвигая свою концепцию гармоничного международного сотрудничества «народов единой судьбы человечества». Попытки США дискредитировать КНР как источник пандемии провалились под натиском доказательств об искусственном происхождении вируса в американских биолабораториях.

Не вызывает сомнений, что КНР продолжит международное сотрудничество «Один пояс – один путь», стержнем которого является реализация совместных инвестиционных проектов в целях повышения конкурентоспособности участвующих стран и благосостояния их населения. Не либерализация рынков в интересах транснациональных корпораций и иностранных инвесторов, а рост производства на основе реализации совместных инвестиций и совместных производств, сочетающих конкурентные преимущества участвующих в сотрудничестве стран, является главным мотивом международной интеграции в новом мирохозяйственном укладе. Так восстанавливаются взаимное уважение национальных интересов, незыблемость суверенных прав государств проводить самостоятельную политику, принцип взаимовыгодности международной торговли и финансово-экономических отношений, нормы международного права. Исходя из этого страны ШОС, АСЕАН и ЕАЭС формируют новый мирохозяйственный уклад, привлекательный для всех развивающихся стран».

Здесь опять-таки нужно отметить скептические взгляды М.Хазина на достижения и успехи китайской экономики, которая, по его мнению, есть обратная сторона экономики американской или является ее неотъемлемой и составной частью. Поэтому все проблемы американской экономики должны неизбежно сказаться и на ней. Такое же скептическое отношение у М.Хазина и к китайской инициативе «пояса и пути» у которой в свете развернувшегося МФЭК нет будущего. Кто из них прав пока трудно судить, но, как говорится, время покажет.

«Тем временем американоцентричный мировой порядок погружается в хаос. Нашествие мигрантов из разгромленных НАТО ближневосточных стран дестабилизирует европейскую периферию. Фактический крах концепции мультикультурализма, вдохновлявшей евроинтеграторов, подрывает базовые ценности ЕС, в котором набирают силу тенденции распада. Очередной спазм на финансовом рынке США парализует воспроизводство ядра американского векового цикла накопления капитала, значительная часть которого обесценивается, унося сбережения миллионов граждан. Завезенный в Китай коронавирус бумерангом возвращается в страны НАТО, вызывая панику населения и останавливая механизмы воспроизводства экономики. Судя по катастрофическим последствиям эпидемии в Италии, лишенные суверенитета правительства этих стран оказываются куда менее эффективными китайского в мобилизации населения и ресурсов для борьбы с биологическим оружием.

Многие наблюдатели считают разворачивающийся финансовый кризис управляемым ведущими олигархическими кланами с целью очередной стерилизации избыточной денежной массы и перераспределения в свою пользу активов. Но его масштаб может превысить стабилизационные возможности американских денежных властей. Удвоение дефицита бюджета США, ускорение и без того беспрецедентной денежной эмиссии последнего десятилетия распространяет галопирующую инфляцию с финансового на потребительский рынок. Коллапс невероятно раздутых финансовых пузырей деривативов повлечет банкротства множества фондов и банков, что может парализовать банковскую систему и наверняка остановит инвестиции».

Здесь взгляды С.Глазьева и М.Хазина во многом совпадают, однако последний предрекает распад ЕС результате МФЭК и возвращение части восточноевропейских государств в зону влияния России и ЕАЭС, как, впрочем, и возможное вхождение в нее Турции и Японии. Более подробно эти вопросы будут освещены при рассмотрении теории кризисов капитализма М.Хазина.

«…в КНР, Индии и других странах, формирующих институты нового мирохозяйственного уклада, действуют жесткие ограничения на вывоз капитала, которые защищают их от спазмов мировой финансовой системы. Они работают по принципу ниппеля – впускают иностранные инвестиции без ограничений, а выпускают по определенным правилам, блокируя спекулятивные атаки против национального валютно-финансового рынка. Этим странам разыгравшийся в США финансовый шторм нипочем. Конечно, как и все участники рынка, они теряют часть денег, вложенных в американские активы, но их национальный финансовый рынок остается относительно стабильным на фоне обрушения мировой финансовой системы, привлекая спасающиеся от обесценения капиталы.

Нет сомнений в том, что китайская система регулирования воспроизводства экономики выйдет из этого кризиса еще более окрепшей. Ее денежные власти воспользовались декапитализацией финансового рынка, чтобы консолидировать национальный контроль над зависимыми от иностранных акционеров сегментами китайской экономики. Она, несомненно, станет еще более эффективной вследствие падения цен на энергоносители и сырьевые товары, а также более привлекательной для иностранных инвестиций. Хотя падение производства оценивается в 50–70 миллиардов долларов, оно быстро восстановится, в то время как США и ЕС только предстоит его пережить. При этом КНР удалось избежать банкротства системообразующих банков и предприятий, поддерживаемых государством, которое полностью контролирует банковскую систему страны, ее транспортную, энергетическую и социальную инфраструктуру. На этом фоне особенно остро встает вопрос: какой после COVID-19 будет экономика России?»

Здесь остается лишь добавить, а какой будет экономика Кыргызстана и других государств ЕАЭС, входящих в зону влияния России и тесно связанных с ней после COVID-19?

Таковы, вкратце, основные взгляды С.Глазьева на МФЭК, которые как пытался показать автор этих строк, отличаются от взглядов М.Хазина, разработавшего вместе со своими единомышленниками свою общую теорию кризисов капитализма, в рамках которой дается достаточно логическое объяснение и нынешнего МФЭК. Более подробному рассмотрению этой теории будут посвящены следующие части настоящей статьи, но кто из них более убедителен и основателен уже судить думающему читателю.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

28-04-2020
Последний кризис капитализма или смена мирохозяйственного уклада? (или про аппаратные интриги российской власти) (часть 3)
1002

21-04-2020
Последний кризис капитализма или смена мирохозяйственного уклада?
871

07-04-2020
Пандемия коронавируса – видимый фронт невидимой войны
405

29-11-2019
Цели устойчивого развития – достижимы ли они?
921

23-10-2019
МВФ и перспективы зеленой экономики Кыргызстана
583

02-10-2019
Саммит по изменению климата и приоритеты внешней политики Кыргызстана
555

01-08-2019
О проблемах экологии, «зеленой экономики» и внешней политики
809

20-07-2019
Аномальная жара и вопросы адаптации к изменению климата
828

09-04-2019
Изменение климата в Центральной Азии – тревожные тренды подтверждаются
1759

22-04-2018
О «зеленых» векторах развития и проблемах внешнего долга Кыргызстана
3968

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×