Добавить свою статью
5 Августа 2021
За что Исхак Раззаков впал в немилость Москвы?
Говоря о Торогелди Балтагулове невозможно умолчать об Исхаке Раззакове, точно также, упоминая о его самых верных и сильных соратниках, невозможно не говорить о Торогелди Балтагулове!

А за что же Исхак Раззаков так впал в немилость Москвы? Опираясь на многочисленные архивные свидетельства, а также достоверные воспоминания участников тех давних событий, можно точно определить причины недовольства некоторых московских высших чиновников Раззаковым.

Первая и главная причина состояла, конечно, в кардинальной перемене руководящей политики. Осуждение культа личности Сталина, неуклюжие попытки отрицать и перечеркнуть всего достигнутого за годы его правления, путем окрашивания всего и вся в кровавый цвет, как тоталитарную систему, насквозь пропитанную диктаторскими методами, ни к чему не привели. Оказывается, очень легко уничтожить все труды Сталина, и изъять из библиотек и учебников, но стереть из народной памяти его великие достижения – практически невозможно!

А старый сталинский кадр Исхак Раззаков ни разу не соизволил себе выступить с ярко выраженной антисталинской речью. Хотя такого шага от него ждали достаточно долго – в течение более трех лет, – если взять новой точкой отсчета 1956-год, когда Никита Хрущев впервые выступил с разоблачительной речью и резко осудил культ личности Сталина. В то время, когда среди высшей номенклатуры царила всеобщая истерия на эту тему, первый секретарь ЦК Компартии Киргизии Исхак Раззаков продолжал трудиться, как ни в чем не бывало, решая самые важные и злободневные вопросы социально-экономического, хозяйственного характера.

И его такое безразлично-равнодушное отношение к «магистральной линии» в политике нового руководства не могло не раздражать Хрущева и его ближайшее окружение. Несмотря на то, что иной раз мельком упоминалось об осуждении культа личности в различных его речах, Исхак Раззаков не встал в ряд тех холуев на высшем эшелоне власти, которые только вчера говорили одно, а сегодня уже начали утверждать совершенно противоположное. Поступить так не позволили бы ему его совесть и порядочность в высшей степени!

Вполне естественно, что любая власть, формируя свою собственную политику и взгляды, «очищается» путем избавления от прежних «нежелательных элементов». А в случае обнаружения в своей среде «белых ворон», – тем более! Похоже, пристальное внимание и слежение за всеми высказываниями и действиями «сталинского» первого секретаря ЦК Компартии Киргизии Исхака Раззакова началось еще в 1957-58-годах. Именно в те годы участились анонимные доносы на Исхака Раззакова, поступающие в аппарат ЦК КПСС из Фрунзе.

А что ему ставилось в вину?

В августе 1958-года ЦК КП Киргизии принял постановление «О мерах улучшения по подготовке киргизской молодежи в средних специальных и в высших учебных заведениях». Тем же постановлением в школах с некыргызским языком обучения стало обязательным изучение кыргызского языка, что не могло не породить недовольство в определенных кругах. К тому же, как выяснилось позже, эти вопросы не были согласованы Раззаковым с Москвой – с аппаратом ЦК КПСС!

Этому постановлению предшествовало то, что по заданию Исхака Раззакова был проведен анализ по проверке национального состава подготовленных кадров за последние 5 лет в республиканских средних специальных и высших учебных заведениях. Выяснилось, что количество выпускников киргизской национальности в средних технических учебных заведениях составило всего 15%. По транспорту и промышленности – 10,6%.

Карабалтинский пищевой, Фрунзенский гидромелиоративный, Фрунзенский строительный, Кызыл-Кийский горный, Фрунзенский вечерний машиностроительный техникумы за 5 лет выпустили 3477 специалистов, из них киргизская молодежь составила всего 534 человека, или 15 процентов.

В семи техникумах, готовивших кадры для промышленности, строительства, транспорта в то время обучалось 2960 человек, в том числе из киргизской молодежи всего 300 человек, или 11 процентов. В девяти медучилищах учились девушки-киргизки – 37 процентов, в пяти сельхозтехникумах 34 процента…

Понятно, что лидер, думающий о будущем своего народа, не мог бы примириться с подобным вопиющим положением в вопросах подготовки национальных кадров! Исхак Раззаков, лично обращаясь в соответствующие союзные ведомства, с завидной настойчивостью выбил специальные квоты для Кыргызстанских абитуриентов в центральных высших учебных заведениях России, благодаря чему в городах Москва, Ленинград, Свердловск, Горький, Омск, Киев начали обучаться будущие кыргызские специалисты. Именно они и составили в последующем цвет кадрового потенциала республики, в результате чего произошел бурный рост и небывалый расцвет почти во всех сферах в 1960-1980-годах!

17-сентября 1957-года было принято решение об обеспечении горячим питанием учеников 1-4-классов школ. А с 1960-года такая забота охватила учеников до 7-класса включительно. 1959-год республика получила 16 миллионов рублей прибыли, и было решено потратить эти средства на бесплатное питание для детей-сирот, одиноких матерей и престарелых. Однако против этого резко выступил министр финансов СССР Зверев. Ее суть сводилась к тому, что вот мол, когда средств и так не хватает на многое другое, Киргизия транжирит деньги на детское питание. Вопрос был намечен к рассмотрению на заседании президиума Совета министров СССР.

Вот как описывает об этом в своей статье «Люди помнят его по делам» постоянный представитель Киргизской ССР при Совете министров СССР Кадыркул Качкеев. «Сами из центра дотации получаете, а потом своих детей бесплатно кормите», – недовольно бросил заместитель председателя С.Засядько. Я возразил. «Мы дотаций не получаем, получает только одна республика – Туркменистан».

Согласно принятому союзным правительством правилу, чистая прибыль, превышающая норму после выполнения плана, оставалась в руках самих республик, и они могли распоряжаться ею по своему усмотрению. При принятии решения об обеспечении школьников горячим питанием Исхак Раззаков воспользовался именно этим правом союзных республик.

Однако, второй секретарь ЦК КПСС Фрол Козлов (курирующий кадровые вопросы) был возмущен этим решением Исхака Раззакова. Приняв у себя Исхака Раззакова и председателя совета министров Киргизской ССР Казы Дыйканбаева, он ополчился на них: «Вы что, хотите построить коммунизм в отдельно взятой республике? Мы никогда не позволим вам этого. Мы так вас накажем, что об этом будут помнить и ваши дети!»

Заведующий организационным отделом, позже ставший секретарем ЦК КПСС, В.Н.Титов открыто угрожал Раззакову: «Зачем вы приняли решение о преподавании киргизского языка в русских школах? Что это даст?! Это же пахнет национализмом!» Вскоре в свете участившихся из Киргизии анонимных доносов Козлову представился удобный случай расправиться с Исхаком Раззаковым.

Отставка Раззакова

События, начавшиеся 5-мая 1961-года, завершились 8-мая того же года отставкой Исхака Раззакова. Об этой громкой отставке написано множество воспоминаний. Но, думается, достаточно привести некоторые выдержки из двух воспоминаний, которые представляют собой полярные точки зрения.

«Я, первый секретарь Фрунзенского горкома партии и член бюро ЦК Компартии Киргизии… (…) Вдруг получаю записку: срочно явитесь в ЦК, вскоре начнется заседание бюро. (…) Едва я вошел, первый секретарь ЦК Компартии И. Р. Раззаков сказал, что теперь все члены бюро в полном составе и мы можем начать заседание. В зале вместе с членами бюро ЦК находились новый зав. отделом организационно-партийной работы ЦККПСС Виталий Николаевич Титов, впоследствии секретарь ЦК (…) Он сказал, что у Центрального Комитета КПСС давно вызывает серьезное беспокойство положение дел в Киргизской ССР. В связи с этим группе ответственных работников аппарата ЦК КПСС было поручено с выездом на место объективно и глубоко изучить состояние народного хозяйства республики и деятельность бюро Центрального Комитета республиканской партийной организации. Товарищи выполнили поручение и о результатах проделанной работы представили в ЦК КПСС обстоятельную записку. В ней указываются серьезные недостатки и ошибки в работе бюро ЦК Компартии Киргизии и Совета Министров республики по руководству народным хозяйством. Отмечены также крупные ошибки ЦК в организационно-партийной, идеологической работе, особенно в подборе, расстановке и воспитании кадров. Виталий Николаевич Титов зачитал записку ЦК КПСС. Она называлась: «О серьезных недостатках в работе бюро ЦК КП Киргизии по руководству народным хозяйством и организационно-партийной работой». (…) Началось обсуждение записки ЦК КПСС. (…) После почти двухдневного обсуждения вопроса члены бюро ЦК единогласно приняли решение о том, что необходимо укрепить ЦК и Совет Министров республики, тт. Раззаков и Дикамбаев не могут оставаться в дальнейшем на занимаемых ныне высоких постах. Это решение бюро ЦК вносилось на рассмотрение пленума ЦК. Встал вопрос: кому из членов бюро ЦК надо поручить доложить пленуму о решении бюро. Все назвали фамилию автора этих строк. Было решено созвать пленум 8 мая, заседание начать в 10 часов утра. Вместе с секретарем ЦК КП Киргизии В. Н. Зайчиковым, с 7 часов вечера 6 мая я засел за составление доклада на основе выступлений членов бюро. Мы работали целые сутки без сна и отдыха. Доклад закончили примерно в 4 часа ночи 8 мая.»

Этот абзац – цитата из книги Турдакуна Усубалиева «Малоизвестные страницы истории республики» («Майский (1961 г.) пленум ЦК Компартии Киргизии»). Ясно, что «группа десантников» приехала во всеоружии, имея заранее все необходимые сведения, полученные ими в разное время от анонимных доносов. А в ходе «объективного и глубокого изучения» подтвердились отдельные из них вышеприведенного порядка, представляющие руководителя республики «ярым националистом».

А кто такой секретарь ЦК КП Киргизии В. Н. Зайчиков, с которым Турдакун Усубалиев «вместе написали доклад»? Он работал секретарем ЦК КП Киргизии неполный год – с лета 1960-года по 9-мая 1961-года! То есть, сразу же после снятия Исхака Раззакова был переведен в Москву – заместителем председателя Всесоюзного Общества «Знание». Иначе говоря, он четко выполнил свою «грязную миссию» во Фрунзе, после чего укатил в Москву, оставив своего «напарника» по докладу надзирать за республикой. Надо отдать должное Турдакуну Усубалиеву, который в дальнейшем полностью оправдал все ожидания Москвы по части назначения удобного, послушного, марионеточного руководителя...

Ну а теперь на это же событие взглянем с точки зрения Абдыкайыра Казакбаева, который в 1961-году работал секретарем ЦК Компартии Киргизии: «5-мая после обеда в театре оперы и балета шло торжественное собрание, посвященное ко Дню печати. В президиуме сидели Раззаков, Кулатов, я и другие лица… Из Кремля звонили о том, что через час прилетят ответственные работники ЦК КПСС во главе с Титовым.

Выяснилось, что Раззаков был не в курсе об этом. Я тоже ничего не знал об этом. (…) То, что своевременно не информировали об этом первого секретаря, уже наводит на тревожные мысли. По-моему, Раззаков сразу же понял о том, с какой миссией приехал Титов, но не подал виду. Поручив мне проведение собрания, он вместе с Кулатовым, Степкиным и другими поехали в аэропорт. Я ускорил темп собрания и, закончив его, прибыл в ЦК. У приехавших людей, особенно у Титова, вид был зловещим. Он здоровался сурово, еле протягивая всем лишь кончик пальцев. А Исхак Раззакович, хотя и знал, что завтра ждет его серьезное испытание, внешне ничуть не изменился, давал четкие, решительные указания, словно поднимая наш дух. Тогда, увидев его в таком состоянии, я понял, какой он смелый и мудрый руководитель, и остался им довольным. В ту же ночь по телефону сообщили во все регионы срочно приехать на пленум, который состоится завтра.

На второй день на пленуме Титов поставил вопрос о снятии Раззакова и попросил высказаться присутствующих. Говоря по правде, ни один человек, даже Усубалиев, который уже знал о том, что он станет первым секретарем, открыто не поддержали Титова. На пленуме, состоявшемся восьмого мая, основной доклад был поручен почему-то не кому-либо из секретарей Центрального Комитета, а первому секретарю Фрунзенского горкома партии Т.Усубалиеву, который подверг критике Исхака Раззакова. По настроению людей в зале было видно, что они не поддерживают высказанное в докладе.

На прениях первым выступил второй секретарь Нарынского обкома Александр Усянов. За ним выступил первый секретарь Кеминского райкома Усенкул Жумабаев. Они превозносили качества Раззакова, как руководителя республики и тем самым сильно разозлили Титова, который, нарушив партийную этику, без уважения к мнениям коммунистов, угрожал им, говоря, мол, мы снимаем Раззакова, а вы его поддерживаете.

Оказывается, за прошедшие два-три дня Зайчиков и Барпы Рыспаев, по приказу Титова, подготовили шпаргалки для выступающих. Составили сценарий пленума. Я слышал, что Усянов и Жумабаев отказались взять заготовленные для них заранее речи. Когда Титов рассердившись, устроил скандал, Исхак Раззакович встал с места, и, не желая оставить коммунистов в неудобном положении, предложил ему самому написать заявление о добровольной отставке, на что Титов разбушевался пуще прежнего, говоря: «Мы не дадим тебе уйти по собственному желанию, дадим политическую оценку на пленуме, ты ответишь за свои дела!»

Начали выступать ранее подготовленные «ораторы», остро критикуя Раззакова. Я увидел, как люди неузнаваемо меняются по обстоятельствам. Именно те, кто раньше больше всех подхалимничали перед Раззаковым, теперь предъявляли ему тяжелые обвинения. В конце пленума Раззаков выступил с краткой речью, рассказав о том, что он пять лет был главой правительства, одиннадцать лет являлся руководителем партии, все свои силы и знания посвятил интересам республики, выразил благодарность кыргызскому народу и трудящимся, после чего в зале раздался гул аплодисментов. Титов, и так сидевший в нервном напряжении, побледнел и сердито заорал, встав с места: «Как это так получается? ЦК КПСС освобождает Раззакова, а вы, нарушая дисциплину, горячо аплодируете?»

Раззаков ничуть не расстроился, а наоборот, видя, как высоко оценивают коммунисты его работу, сошел с трибуны с гордо поднятой головой в зал, и сел на первый ряд. Этот поступок свидетельствует о чувстве собственного достоинства и смелости Исхака Раззаковича»…

Это воспоминание Абдыкаира Казакбаева, рассказанное им в 1965-году в московской гостинице, записал корреспондент газеты «Правда» по Киргизии Камбаралы Бобулов. А было опубликовано оно лишь спустя двадцать семь лет в газете «Кыргыз руху». (№31, 8-14-октября 1992-года).

Жизнь сама наглядно подтвердила, что фамилию Исхака Раззакова, руководившего республикой в самое трудное, переломное время, невозможно стереть из истории, как бы этого ни хотелось его некоторым недоброжелателям. Достаточно сказать, что за годы руководства Исхака Раззакова – с 1945-года по 1961-год, – в Кыргызстане было построено 59 заводов и фабрик, 46 цехов и участков. Кыргызстан из отсталого аграрного и животноводческого края превратился в высокоразвитую республику.

Великий английский государственный деятель Уинстон Черчилл на смерть Иосифа Сталина отозвался так емко и точно: «Он принял Россию с сохой и оставил ее оснащенной атомным оружием!»

Примерно то же самое можно сказать и о деятельности Исхака Раззакова. Он принял бедную, отсталую, крайне истощенную гражданской войной и Великой Отечественной войной аграрную республику, а оставил ее с крупнейшими передовыми заводами и фабриками союзного значения, оборудованными по последнему слову техники.

Судьба отмерила Исхаку Раззакову совсем недолгую жизнь. Всего 69 лет он прожил на свете, 18 из которых он провел вдали от родной земли. Горький осадок трагизма на заключительном этапе его жизни еще явственнее чувствуется на фоне этой зигзагообразной, блистательной судьбы. Круглый сирота, выросший в детском доме, сыгравший судьбоносную роль в истории и развитии своего народа, вновь превратился в пасынка своей судьбы и, по сути, оказался в негласном изгнании!

Нам неведомо, о чем переживал Раззаков, оставаясь в одиночестве или, о чем думал, задумчиво гуляя один по тихим московским улочкам. О превратностях судьбы? А о чем он мог жалеть, думая о давно уже прошедшем? О грандиозных, судьбоносных для республики проектах, которые он не успел реализовать? Или же, об ошибках, которые он совершил на посту руководителя республики?

Известно лишь о том, что одним из тех нереализованных сокровенных проектов или же одной из ошибок Исхака Раззакова на посту руководителя, о которой он сильно сожалел потом, стала дальнейшая руководительская судьба Торогелди Балтагулова. Он видел в нем своего преемника на посту руководителя республики. И исподволь готовил его к этому, начиная с середины 1952-года, когда Торогелди Балтагулов, окончивший Московскую Высшую партийную школу, сразу же вошел в узкий круг самых сильных и перспективных молодых руководителей республики.

Но судьба распорядилась по-другому…

Может быть, в силу своего достаточно молодого для государственного деятеля возраста, Раззаков думал, что еще не пришло время думать о своей отставке? А затем, как это бывает в жизни, этот момент настал совсем неожиданно? Да так неожиданно, что даже никакой возможности для маневрирования у него уже не было!

Достоверно известно, что добрые взаимоотношения между Исхаком Раззаковым и Торогелди Балтагуловым сохранились до конца жизни нашего героя. Раззаков радовался за него, видя, как Торогелди Балтагулов ничуть не изменился в отличие от многих других руководителей высокого ранга, которые не то, чтобы позвонить и поинтересоваться его здоровьем и положением, даже боялись здороваться с ним, встречаясь в Москве, делали вид, что не узнали или не увидели его! Глядя на человечного и умного, опытного и сильного Торогелди Балтагулова Раззаков понимал, что его соратник все еще остается одним из самых влиятельных руководителей Киргизии. В глубине души верил в то, что судьба в будущем предоставит ему еще не один шанс, дабы он мог стать руководителем республики…

Лишь считанные смелые и независимые люди, подобные Торогелди Балтагулову, не порвали свои тесные связи с Исхаком Раззаковым. Зная, что это не понравится новому подозрительному руководителю республики, тем не менее, в своих публичных высказываниях он по-прежнему открыто и с особым уважением говорил о личности и деятельности Раззакова.

Более того, будучи в Москве по своей работе, всякий раз старался выкроить время для встречи с ним. То есть, Торогелди Балтагулов как никто другой понимал, что великий Исхак Раззаков нуждается уже в самом обыкновенном человеческом тепле и общении. Вполне понятно, что Раззаков, даже находясь вдали от родины, жил Кыргызстаном, ловил каждую новость, продолжая болеть всем сердцем за свой народ и республику.

Подытоживая взаимоотношения наставника и соратника, еще раз обратимся к воспоминаниям живого свидетеля – дочери Раззакова, Эльмиры Исхаковны. Общаясь с внуком Торогелди Балтагулова Эркином Асангуловым, она рассказала следующее: «Отец был очень привязан к Торогелди Балтагулову и любил его. Не знаю почему, но я лично очень хорошо помню его обаятельную, харизматичную улыбку с характерными ямочками на щеках. Балтагулов не раз навещал отца в Москве после его отставки в 1961-году. У меня перед глазами до сих жива такая картинка: я прихожу с учебы и вижу их в зале: отец сидит за столом, а по правую руку сидит Балтагулов, и они благодушно беседуют».

...В один из летних дней 1970-года в Киргизию приехал Исхак Раззаков после своего почти десятилетнего отсутствия на родине. Приехал он вместе со своим сыном. В тот году ему исполнилось 60 лет. Видать, соскучившийся по своему любимому Кыргызстану бывший руководитель республики решил сделать сам себе подарок, думая, если он не сделает этого в этом году, то вряд ли удастся потом. Ибо его здоровье начало пошаливать, да и возраст, когда уже нельзя откладывать важные дела на потом.

Раззаков, по прибытии во Фрунзе, первым делом посетил семью Торогелди Балтагулова. Айдин эже, вспоминая об этом, поведала нам следующее: Раззаков снял шляпу, прошел на кухню, сидя в плаще, сложив руки на стол, уронил голову на руки и зарыдал. «Есть и моя вина в смерти Торогелди… Если бы я тогда указал на него, то все могло быть по-другому!»

Прочли молитву за упокой души Торогелди Балтагулова. Было видно, что Исхак Раззаков в течение этих четырех лет очень переживал за нелепую, преждевременную смерть своего любимого соратника.

Мамасалы Апышев
Бишкек, август 2021-года.

Стилистика и грамматика авторов сохранена.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.
Как разместить свой материал во «Мнениях»? Очень просто
Добавить

Другие статьи автора

29-07-2021
Исхак Раззаков и Торогелди Балтагулов
2426

11-06-2021
Дабы не прервалась связь поколений!
3445

11-02-2021
Памяти Баяна Сарыгулова
4020

28-07-2020
Как в Кыргызстане начинались самозахваты земель
3627

18-11-2019
В 1993 году парламент чуть было не отправил в отставку президента Аскара Акаева
15396

21-10-2019
Борьба за власть в 80-х. Усубалиев, Кулматов и «Дело Бостанова»
10074

02-10-2019
Медетхан Шеримкулов и начало 90-х. Избрание Акаева, ГКЧП, гибель Исанова...
15601

03-04-2019
О малоизвестных нюансах «Бишкекского протокола». Штрихи к политическому портрету Медеткана Шеримкулова
5711

26-12-2018
Новый поворот в судьбе сказителя
8512

27-07-2018
Новый взгляд на жизнь и творчество Саякбая Каралаева
7844

Еще статьи

Комментарии
Комментарии будут опубликованы после проверки модератором
Для добавления комментария необходимо быть нашим подписчиком

×